Азерот

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Азерот » Книги Судеб Азерота » История Азерота


История Азерота

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

О Титанах и зарождении Вселенной

Никому не дано знать, как рождалась Вселенная. Одни считают, что из-за мощного взрыва в космосе планеты начали свое бесконечное вращение на просторах Великой Тьмы (Great Dark) – и это те миры, в которых однажды могло бы появиться невиданное разнообразию жизненных форм. Другие верят, что некое всемогущее существо в одиночку сотворило вселенную целиком. Но, несмотря на то, что до сих пор возникновение Вселенной из хаоса остается загадкой, одно ясно точно - появилась раса могучих существ, которые приводили миры в порядок, создавали в них гармонию и обеспечивали безопасное будущее своим потомкам.

Исполинские Титаны (Titans),  железные боги из отдаленных уголков космоса, начали изучать новую вселенную и строить миры, которые им открылись. Они создавали рельеф планет, воздвигая величественные горы и наполняя обширные моря. Они вдыхали небеса и силу во все сущее. Все это было частью их непостижимого плана по созданию порядка из хаоса. Более того, они наделили примитивные расы стремлением к труду и желанием сохранять нерушимость своих миров. Под руководством группы высших существ, известной как Пантеон (Pantheon), Титаны создали условия для жизни в сотне миллионов миров, рассеянных по Великой Тьме.
 
Оберегая созданные миры, Пантеон стоял на страже их покоя и был готов к угрозе нападения гнусных потусторонних тварей из Искривленного Пространства (Twisted Nether). Это Пространство – скопление беспорядочной волшебной материи, связывавшей бесчисленные миры Вселенной – было убежищем бессчетному числу злобных, демонических существ. Эти твари стремились уничтожить жизнь во Вселенной и поглотить энергию убитых ими созданий. Титаны не могли принять зло или порок в любом их проявлении и изо всех сил старались найти способ покончить с постоянной угрозой нападения демонов, этих исчадий зла.

О Саргерасе и его предательстве

Но прошло какое-то время, и эти твари все-таки проникли в миры Титанов из Искривленного Пространства. Тогда Пантеон выбрал своего величайшего воина, Саргераса (Sargeras), который должен был первым принять на себя удар и стать защитником Вселенной. В течение бесчисленных тысячелетий этот храбрый гигант из литой бронзы охранял миры, отыскивая и уничтожая злобных тварей везде, где только мог. За эти годы Саргерас столкнулся с двумя могущественными демоническими расами, которые были помешаны на получении власти и господства надо всей Вселенной.

Одна из них - Эредары (Eredar) – коварные злые колдуны, использовавшие черную магию, чтобы вторгнуться в миры и поработить их. Пустив в ход злые чары, Эредары превратили местные расы, населяющие те миры, в таких же демонов, какими были сами. Хотя почти безграничных сил Саргераса было более чем достаточно, чтобы победить мерзких Эредаров, он был очень обеспокоен развращенностью созданий и их всепоглощающим злом. Неспособный понять подобную развращенность и злобу, Титан начал погружаться в меланхолическую депрессию. Несмотря на его растущее смятение, Саргерас продолжал избавлять вселенную от колдунов, заманивая их в ловушки в закоулках Искривленного пространства (Twisting Nether).

Саргерасу становилось все больше не по себе, и его страдания усиливались. Но в то же время он был вынужден бороться с еще одной расой, пытающейся разрушить порядок, созданный Титанами -  Натрезимами (Nathrezim). Эта зловещая раса вампиров (известных также как Повелители Ужаса (DreadLords), завоевала много населенных миров, подчинив себе их коренных жителей и погрузив их во мрак. Гнусные любители интриг, Повелители Ужаса, настраивали целые народы друг против друга, сея меж ними недоверие и бессмысленную ненависть. Саргерас без особого труда победил Натрезимов, но их подлая, низкая сущность сильно подействовала и на него.

Сомнение и отчаяние переполняли Саргераса, он потерял веру не только в свою миссию, но и вообще  в замыслы Титанов о строительстве вселенной. В конце концов он пришел к мысли, что сама эта идея - просто безумие и только хаос и порок единственная истина в мрачной и пустынной вселенной. Его товарищи Титаны пытались доказать Саргерасу, что он ошибается и успокоить его бушующие эмоции, но он считал, что их оптимистичные верования не более, чем заблуждение. И тогда Саргерас покинул их ряды навсегда и отправился на поиски собственного места во вселенной. Пантеон сожалел о его уходе. Титаны никогда даже не могли и вообразить, насколько низко падет их потерянный собрат…

Шло время, и безумство Саргераса поглотило последние остатки его храброго духа, он поверил, что сами Титаны были ответственны, за неудачи их созданий. В конце концов решив уничтожить их работу во всей вселенной, он задумал сформировать непобедимую армию, которая повергла бы весь физический мир в прах.

Даже внешне Саргерас изменился от порочного яда, отравившего его некогда благородное сердце. Его глаза, волосы, борода превратились в пламя, а бронза, покрывающая тело раскололась и открыла взорам негаснущий огонь яростной ненависти.

В своей ярости, Саргерас разрушил темницы Эредаров и Натрезимов и освободил проклятых демонов. Эредары - хитрые существа склонились перед силой Темного Титана, признав его своим повелителем, они готовы были выполнять любые его приказы и совершать гнусные злодеяния. Из рядов могучих Эредаров, Саргерас выбрал двух сильнейших и поставил их во главе своей смертоносной армии. Один из них, Кил'джадэн Обманщик (Kil'jaeden the Deceiver), был отправлен на поиски самой злобной и подлой расы во вселенной, чтобы пригласить ее в войско Саргераса. А второй, Архимонд Осквернитель (Archimonde Defiler), должен был вести в бой многочисленное войско против всех тех, кто осмелился не подчиниться воли Титана.

Для начала, применив мощные колдовские чары, Кил'джадэна поработил Повелителей Ужаса. И они стали его личными слугами во вселенной. Повелители Ужаса получали удовольствие от того, что находили примитивные расы и отдавали их на растерзание своему господину. Лучшим среди Повелителей Ужаса был Тикондриус Темнейший (Tichondrius Darkener). Тикондриус был идеальным солдатом на службе у Кил'джадэна и был готов осветить пламенем Саргераса все темные закоулки вселенной.

Могущественный Архимонд тоже привлек собственных слуг. Призвав смертоносных Повелителей Преисподней (Pit Lords) и их жестокого лидера Маннороха Разрушителя (Mannoroth Destructor), Архимонд надеялся создать отряд избранных воинов, который уничтожал бы все живое.

Как только Саргерас понял, что армии его сильны и готовы исполнить любой его приказ, он выпустил свое яростное войско на просторы Великой Тьмы. Он назвал свою разрастающуюся армию «Пылающий Легион» (Burning Legion). До сих пор неизвестно, сколько миров по всей вселенной они опустошили и испепелили во время своего Пылающего Крестового похода.

О Древних Богах и создании Азерота

Титаны, не зная о плане Саргераса обратить в прах все их старания, продолжали двигаться от мира к миру, создавая рельефы планет и упорядочивая их по своему вкусу. Во время странствий они случайно обнаружили небольшой мир, который позже его обитатели назовут Азеротом (Azeroth). После изменения первоначального рельефа этой планеты, Титаны столкнулись с множеством враждебных примитивных существ. Эти существа - Элементали (Elementals), поклонявшиеся расе злых и таинственных существ, известных только как Древние Боги, поклялись изгнать железных захватчиков и сохранить свой мир в неприкосновенности.

Пантеон, не вынося склонность Древних Богов ко злу, начал войну с Элементалями и их темными повелителями. Армии Древних Богов возглавляли сильнейшие полководцы Элементалей: Рагнарос Повелитель Огня (Ragnaros Firelord), Теразана Мать Камня (Therazane Stonemother), Аль'Акир Повелитель Ветра (Al'Akir Windlord), и Нептулон Ловец Приливов (Neptulon Tidehunter). Их необузданные силы бушевали на поверхности мира и вступали в сражения с могучими Титанами. Хотя Элементали были необычайно сильны, их объединенные силы не смогли остановить несокрушимых Титанов. Один за другим, Повелители Стихий (the elemental lords) пали, и их силы рассеялись.

Пантеон разрушил цитадели Древних Богов и сковал четырех злых богов далеко за пределами мира. Без поддержки и силы Древних Богов, Элементали потеряли связь с этим миром. Тогда их изгнали в низины, и там они были обречены вести нескончаемую борьбу друг с другом. После того, как Элементали исчезли, природа успокоилась, а в мире воцарилась гармония. Титаны увидели, что больше им никто не мешает, и принялись за работу.

Титаны наделяли силой множество рас, чтобы те помогали им преобразить мир. Титаны создали громоподобных существ из живого волшебного камня, которые помогали им выдалбливать пещеры глубоко под землей. А в наполнении морей и подъеме земли со дна морского им помогали созданные ими огромные, но послушные и дружелюбные гиганты. Много веков Титаны двигали и перестраивали землю, пока, наконец, у них не получился один совершенный континент. В центре него, Титаны создали озеро сверкающей энергии. Это озеро, которое они назвали Колодцем Вечности, должно было стать источником жизни на планете. Его мощная энергия наполняла остов мира и давала начало жизни, которая потом могла бы укорениться на этой благодатной земле. Через какое-то время континент начали заселять растения, деревья, монстры и существа самых разных видов. В последний день работы тьма рассеялась, и тогда Титаны назвали континент Калимдором (Kalimdor), что означало "земля вечного звездного света".

О правлении Драконов

Довольные тем, что маленький мир наконец-то приведен в порядок, а их работа завершена, Титаны приготовились покинуть Азерот. Но прежде, чем уйти, они выбрали наиболее достойных созданий мира и возложили на них миссию охранять континент, чтобы никто не посмел нарушить мир и покой, воцарившиеся на планете. В те времена было много Драконов (Dragonflights). А среди них выделялись пятеро, которые превосходили своих собратьев. Именно им Титаны и поручили присматривать за подающим надежды миром. Наиболее могущественные члены Пантеона наделили частью своей силы каждого из лидеров Драконов. Об этих Великих Драконах (о каждом из них рассказано ниже) стали говорить как о Великих Аспектах, или Аспектах Дракона.

Аман'Тул (Aman'Thul), Великий Отец Пантеона, передал часть своей космической силы огромному бронзовому дракону, Ноздорму (Nozdormu). Великий Отец наделил Ноздорму властью над временем и постоянно изменяющимися путями предопределенностями и судьбы. Мужественный, благородный Ноздорму стал известен как Вечный (Timeless One).

Титан Эонар (Eonar), Покровительница всего живого, наделила частью своих сил Красного Дракона, Алекстразу (Alexstrasza). С тех пор Алекстраза стала известной как Охраняющая Жизнь (Life-Binder). Она защищала всех живых существ в пределах мира. Благодаря ее мудрости и безграничного сострадания ко всем живым существам, Алекстраза была признана Королевой Драконов и стала их повелительницей.

Эонар также неделила младшую сестру Алекстразы, гибкого Зеленого Дракона Исеру (Ysera), даром природной силы. Исера погрузилась в вечный сон, давший начало Сну Создания. Известная как Спящая (Dreamer), она наблюдала за растущим миром из своего зеленого царства, Изумрудного Сна.

Норганон (Norgannon), хранитель знаний и главный маг Титанов, одарил синего дракона, Малигоса (Malygos), частью своих обширных познаний. С тех пор Малигос стал известен как Сплетающий Знания (Spell-Weaver), хранитель секретов волшебства и неведомых тайн.

Кхаз'горот (Khaz'goroth), Титан – творец и кузнец мира, подарил часть своей силы могущественному Черному Змею, Нельтариону (Neltharion). Великодушный Нельтарион, ставший известным как Хранитель Земли (Earth-Warder), был наделен властью над землей и недрами мира. Он воплотил в себе силу мира и был надежной опорой Алекстразе.

Таким образом, наделенные особыми дарами, Пять Аспектов стояли на страже мира во время отсутствия Титанов. Оставив Драконов охранять созданное, Титаны покинули Азерот навсегда. Но, как это ни печально, прошло время, и Саргерас узнал о существовании новорожденного мира…

О пробуждении Мира и Колодце Вечности

За десять тысяч лет до того, как началась Первая Война между людьми и орками, мир Азерота состоял всего лишь из одного массивного континента, окруженного морем. Эту землю, известную как Калимдор, населяло множество неравных рас и существ, борющихся за выживание среди диких стихий пробуждающегося мира. В центре континента находилось таинственное озеро сверкающей энергии. Это озеро, которое позже назвали Колодцем Вечности, было истинным сердцем волшебства мира и природных сил. Черпая бесконечную энергию из Великой Тьмы за пределами мира, Колодец был магическим источником, отдававшим свою энергию всему миру и питавшим жизнь во всех ее невообразимых проявлениях.
Прошло какое-то время, и на берегах волшебного озера появилось племя ночных существ – гуманоидов. Диких кочевников гуманоидов привлекла странная энергия Колодца, они построили простые дома и обосновались на его спокойных берегах. И вот, через какое-то время, магическая сила Колодца превратила это племя в сильных, мудрых и практически бессмертных существ. Они назвали себя Калдореями (Kaldorie), что на их языке означало "дети звезд". В окрестностях озера они построили большие здания и храмы, чтобы отметить возникновение их общества.

Калдореи, или ночные эльфы, как их назвали позже, поклонялись лунной богине, Элуне (Elune), и верили, что днем она спала в мерцающих глубинах Колодца. В сумерках жрецы и предсказатели  эльфов  с жадным любопытствам изучали Колодец, пытаясь познать его неведомые тайны и силу. Шло время, общество ночных эльфов росло, и постепенно они начали исследовать просторы Калимдора и сталкиваться с другими его жителями. Единственные существами, останавливавшими их, были великие древние Драконы. Огромные змееподобные животные обычно старались не показываться на глаза, но делали все, чтобы защитить вверенную им землю от возможных угроз. Когда ночные эльфы узнали, что Драконы считали себя защитниками мира, они решили, что лучше всего оставить в покое и их самих и их тайны.

Ночные эльфы были очень любопытными созданиями, они познакомились со множеством могущественных существ и по-дружески помогали им. Среди их друзей был и Ценариус (Cenarius), могучий полубог исконных лесных земель. Великодушный Ценариус полюбил любознательных ночных эльфов и поведал им много тайн природы. Между спокойными Калдореями и живыми лесами Калимдора образовалась тесная связь, и эльфы наслаждались наступившей гармонией в природе.

Проходили бесконечные века, цивилизация ночных эльфов росла территориально, развивалась их культура. Их храмы, дороги, дома простирались по всему темному континенту. Азшара (Azshara), прекрасная и мудрая королева ночных эльфов, выстроила огромный, невиданной красоты дворец на берегу Колодца, который стал домом ее окружению. Залы дворца были усыпаны драгоценностями. Ее служители, те кого она называла Квель'Дореями (Quel'dorei) или Высокорожденными (Highbornе), любили свою королеву до безумия, и были готовы исполнить любое её пожелание. Они верили в свою избранность и превосходство перед остальными эльфами. Хотя Королеву Азшару любили в равной степени все ее подданные, эльфы втайне завидовали Высокорожденным и недолюбливали их.

Так же как и остальным, Азшаре было очень интересно узнать тайну Колодца Вечности, и она приказала Высокорожденым раскрыть его секрет и предназначение в этом мире. Высокорожденные полностью посвятили себя этому и изучали Колодец днями и ночами. Со временем они научились управлять магической энергией Колодца. Проводя все новые и новые эксперименты, Высокорожденные поняли, что по желанию они могут применять свои новые силы и для создания, и для разрушения. Вот так, легко и беспечно, Высокорожденные начали пользоваться простейшей магией и решили посвятить себя ее изучению. Хотя они и осознавали, что в неумелых руках магия становилась опасной, Азшара и Высокорожденные не могли отказаться от опытов с волшебной энергией. Ценариус и мудрейшие эльфы предупреждали, что это занятие ни к чему хорошему не приведет, а неразумное обращение с искусством магии сулит только несчастье. Но, не смотря ни на что, Азшара и её последователи упрямо продолжали все больше увеличивать свои растущие силы.

По мере роста их сил, с Азшарой и Высокорожденными происходили серьезные  изменения. Высокомерная, надменная верхушка общества становилась все более и более безразличной и жестокой по отношению к своим собратьям. Тьма исказила черты Азшары, когда-то бывшей восхитительной красавицей. Она начала отдаляться ото всех, кого раньше любила и общалась теперь только с кругом Высокорожденных, которым полностью доверяла.

Молодой ученый по имени Малфурион Стормрэйдж (Malfurion Stormrage - Малфурион Ярость Грозы), который много времени посвятил изучению основ искусства друидов, начал подозревать, что темная сила отравляла Высокорожденных и его любимую королеву. Хоть он и не знал о надвигающемся зле, ему было ясно, что жизнь ночных эльфов скоро изменится навсегда...

О войне Древних
За 10 000 лет до Warcraft I

Легкомысленное использование магии Высокорожденными привело к тому, что потоки волшебной энергии из Колодца Вечности стали попадать в Великую Тьму, а обитавшие там чудовищные существа чувствовали эти импульсы. Саргерас - Величайший Враг  всего живого (the Great Enemy of all life), Разрушитель Миров (Destroyer of Worlds) - чувствовал мощные потоки энергии, и ее далекий источник неудержимо влек его к себе. Саргерас наблюдал за Азеротом, ощущая безграничную энергию Колодца Вечности, и ненасытный голод охватывал его. И тогда Великий темный бог Безымянной Пустоши (Nameless Void) решил уничтожить молодой мир и вобрать в себя всю его энергию.

Саргерас собрал свой огромный Пылающий Легион и подвел его к не ведающему об угрозе Азероту. Легион состоял из миллиона вопящих демонов, стянутых из отдаленных закоулков вселенной, и демоны эти жаждали завоеваний. Помощники Саргераса, Архимонд Осквернитель и Маннорох Разрушитель, готовили своих адских миньонов для нападения.

Королева Азшара, в экстазе от своей волшебной силы, пала жертвой бесспорного превосходства Саргераса и открыла ему двери в свой мир. Соприкосновение с магией разрушило и ее Высокорожденных служителей, которые начали поклоняться Саргерасу как своему богу. Чтобы доказать свою преданность Легиону, Высокорожденные помогли своей королеве открыть огромный, вращающийся портал в глубине Колодца Вечности.

Хорошо подготовившись, Саргерас начал свое вторжение в Азерот. Демоны-воины Пылающего Легиона напали на мирные города ночных эльфов, ворвавшись в мир через Колодец Вечности. Войска Легиона во главе с Архимондом и Маннорхом смерчем пронеслись по Калимдору, оставляя после себя только пепел и горе. Черные колдуны вызывали адские огненные шары - Инферналы (Infernals), которые, подобно чудовищным метеорам, врезались в изящные шпили храмов Калимдора. Отряды кровавых огненных убийц, известных как Хранители Рока (Doomguard), шли по землям Калимдора, уничтожая всех на своем пути. Стаи диких Адских Гончих (Felhounds) носились по стране, не встречая сопротивления.  Храбрые Кальдорейские воины встали на защиту своей древней родины, но под яростным натиском Легиона были вынуждены отступать и шаг за шагом сдавать свои позиции.

Помогать своему осажденному народу выпало на долю Малфуриона Стормрэйджа, которого приводила в ярость все возрастающая порочность Высокорожденных. Его родной брат, Иллидан (Illidan), тоже принадлежал к их кругу и занимался магией, но Малфурион все-таки убедил его бросить это опасное увлечение. Стормрэйдж решил разыскать Ценариуса и собрать армию сопротивления. Красивая молодая жрица, Тирэнд (Tyrande), согласилась сопровождать братьев от имени Элуны. Хотя прекрасную жрицу любили оба брата, сердце Тирэнд целиком было отдано одному Малфуриону. Иллидана задевали нежные отношения между Тирэнд и его братом, но он знал, что боль от неразделенной любви была ничтожной по сравнению со страданиями, которые ему причиняло увлечение магией.

Можно сказать, Иллидан был вскормлен волшебной энергией и не мыслил жизни без нее, но теперь он изо всех сил пытался пересилить себя и навсегда избавиться от желания снова приникнуть к живительному источнику магии. Благодаря терпению и поддержке Тирэнд, ему удалось справиться со своими чувствами, и он помог брату в поисках исчезнувшего полубога Ценариуса. Ценариус, живший в священных Лунных Рощах (Moonglades) у далекой горы Хиджал (Hyjal), согласился помочь ночным эльфам. Он хотел отыскать древних Драконов и попросить у них поддержки. Драконы во главе с великим Красным Драконом, Алекстразой, согласились выдвинуть свое могущественное воинство против демонов и их ужасных повелителей.

Ценариус обратившись к духам заколдованного леса, создал армию из древних энтов и смело повел их в бой против Легиона. После столкновения сил Легиона и союзников эльфов у храма Азшары и Колодца Вечности, началась изнурительная война. Несмотря на то, что их новые союзники были необычайно сильны, Малфурион и его соратники поняли, что невозможно одолеть Легион, применяя только военную силу.

Пока в окрестностях столицы шло великое побоище, помешавшаяся королева с нетерпением ждала появления Саргераса. Повелитель Легиона готовился пройти сквозь Колодец Вечности и вступить в опустошенный мир. Как только его огромная тень приблизилась к бурлящей поверхности Колодца, Азшара позвала к себе сильнейших из Высокорожденных. Только вместе, слившись в едином магическом заклинании, они могли создать достаточно широкий проход, чтобы впустить Саргераса.

Вдруг, совершенно неожиданно, во время сражения, бушевавшего на горящих равнинах Калимдора, произошло нечто ужасное. Время стерло подробности, но доподлинно известно одно – во время решающей атаки против Пылающего Легиона Нельтарион, Дракон - Хранитель Земли, сошел с ума. Он начал распадаться на части, а из его темных глубин вырвались пламя и ярость. Провозгласив  себя Крылом Смерти (Deathwing), пылающий дракон развернул своих собратьев и увел их с поля боя.

Внезапное предательство Крыла Смерти было настолько непостижимым и страшным, что Драконы так никогда и не оправились от этого. Глубоко раненая и потрясенная Алекстраза и остальные благородные драконы были вынуждены оставить своих смертных союзников. Теперь враги получили численное превосходство, а Малфурион и его соратники с трудом выдержали следующую атаку.

Как только Малфурион догадался, что Колодец Вечности и был той дверью, сквозь которую демоны попадают в мир, единственное, чего он хотел, это уничтожить его раз и навсегда. Но его соратники, зная, что Колодец был источником их бессмертия и силы, ужаснулись такому решению. Одна только Тирэнд поразилась мудрости Малфуриона и убедила Ценариуса и его друзей в том, что нужно разрушить храм Азшары и отыскать способ закрыть Колодец навсегда.

О разломе Мира

Понимая, что после разрушения Колодца магия станет недоступна, и, думая только об этом, Иллидан  оставил отряд и отправился к Высокорожденным, чтобы предупредить их о плане Малфуриона. Из-за болезненной тяги к магической энергии и мучительной зависти к любви своего брата и Тирэнд, Иллидан не чувствовал ни малейшего раскаяния, предавая Малфуриона и присоединяясь к Азшаре и её последователям. Более того, Иллидан поклялся защищать волшебный Колодец, чего бы ему этого ни стоило.

Убитый горем из-за предательства брата, Малфурион повел своих товарищей в сердце храма Азшары. Но, ворвавшись в главную залу, они застали Высокорожденных посреди исполнения их последнего колдовского обряда. Их заклинание вызывало вихрь энергии, который то появлялся, то исчезал в неспокойных глубинах Колодца. Как только зловещая тень Саргераса показалась рядом с поверхностью, Малфурион и его союзники бросились в атаку.

Азшара, которую Иллидан обо всем предупредил заранее, очень хорошо подготовилась к их появлению. Почти все соратники Малфуриона пали в яростном сражении с неравными силами королевы. Тирэнд, попытавшись напасть на Азшару сзади, была застигнута врасплох воинами королевы. Тирэнд отбилась от них, но получила серьезные ранения. Когда Малфурион увидел, что его возлюбленная упала, он пришел в дикую ярость и решил уничтожить Азшару.

Пока внутри и снаружи храма бушевало сражение, из тени, лежащей на берегах великого Колодца, появился Иллидан. Подготовив специальные пузырьки, Иллидан встал на колени и наполнил каждый мерцающей водой Колодца. Он был абсолютно уверен, что демоны сокрушат цивилизацию ночных эльфов, поэтому хотел украсть немного священной воды, чтобы сохранить для себя ее энергию.

Очередная схватка между Малфурионом и Азшарой расстроила тщательно подготовленное заклятие Высокорожденных. Переменчивый вихрь в глубинах Колодца вспыхнул, и внезапно началось нечто невообразимое. То, что последовало за этим, могло бы уничтожить мир навсегда. Мощный взрыв разрушил храм до основания, а вслед за этим сильные толчки потрясли измученную землю. Ужасные битвы между Легионом и армией союзников разгорались по всей разрушенной столице, в конце концов кипящая поверхность Колодца Вечности не выдержала, выгнулась…. и прогремел взрыв.

От ужасного толчка земля раскололась на кусочки, и почернело небо.

От ударов, сотрясавших землю, сдвинулось основание мира, моря вышли из берегов и начали заливать рану, зиявшую на поверхности суши. Почти восемьдесят процентов Калимдора было разнесено вдребезги, осталась несколько отдельных континентов, вокруг нового бушующего моря. В центре вновь образовавшегося моря, где некогда был Колодец Вечности, теперь бушевали приливы и отливы. Питаемая яростной, хаотичной энергией эта жуткая воронка, известная как Водоворот (Maelstorm), никогда не прекращала своего бешеного вращения. Водоворот остался вечным напоминанием о страшной катастрофе ... и загадочных временах, которые ушли навсегда.

Вопреки всему, Королева Азшара и ее приверженцы - Высокорожденные сумели выжить после взрыва. После взрыва в Колодце, Азшара и ее последователи, раздавленные и изуродованные силой, которую они выпустили, оказались под обломками на дне бушующего моря. Проклятые, они приняли новое обличие и переродились в полный ненависти змеиный народ, называющий себя Нагами (Naga). Сама Азшара, переполненная злобой и ненавистью, стала огромным чудовищем, воплотившим в себе все зло и черные помыслы, до того таившиеся в глубине ее сердца.

У основания Водоворота Наги построили свой новый город, Назджатар (Nazjatar). Много времени им потребовалось, чтобы восстановить утерянную силу. Должно было пройти десять тысяч лет прежде, чем наземный мир узнал о существовании Наг.

О горе Хиджал и даре Иллидана

Несколько ночных эльфов, оставшихся в живых после ужасного взрыва, плыли на наспех сооруженных плотах, медленно приближаясь к суше. В пределах видимости этот кусок земли был единственным. Благодаря покровительству Элуны, Малфурион, Тирэнд и Ценариус выжили во время Великого Разлома (Great Sundering). Измученные  герои встали во главе своих оставшихся в живых собратьев, и все вместе они отправились на поиски новой родины. Они шли молча, время от времени натыкаясь на обломки своего бывшего мира и понимая, что это страсть их собратьев к магии разрушила все вокруг. И хотя Саргерас и его Легион теперь не могли проникнуть в мир, потому что Колодец был уничтожен, Малфуриону и его друзьям оставалось только сожалеть о цене, которую им пришлось заплатить за победу.

Многие Высокорожденные вовсе не пострадали во время катастрофы. И теперь, вместе с остальными эльфами, они пробирались к берегам новых земель. Хотя Малфурион и не доверял Высокорожденным, он был рад тому, что теперь, лишившись Энергии Колодца, они не могли причинить никакого вреда.

Как только утомленные ночные эльфы пристали к берегам новой земли, они увидели, что святая гора, Хиджал (Hyjal), выстояла во время взрыва. Малфурион и ночные эльфы в поисках места, где они могли бы построить свои новые дома, вскарабкались на склоны Хиджала и в конце концов поднялись на продуваемую всеми ветрами вершину. Когда они спускались в лесистые заросли, разросшиеся между пиками огромных гор, на пути им попалось небольшое спокойное озеро. Но к своему ужасу, они увидели, что вода в нем была магической.

Иллидан, выживший во время Разлома, вместе с остальными, достиг пика Хиджала задолго до появления там Малфуриона и ночных эльфов. Одержимый безумным желанием сохранить магию в мире, Иллидан вылил драгоценную воду Колодца Вечности из своих пузырьков, в безмятежное горное озеро. Мощная энергия вод Колодца быстро образовала новый Колодец Вечности. Ликующий Иллидан, искренне веря, что новый Колодец был настоящим подарком будущим поколениям, был потрясен, когда Малфурион выследил и схватил его. Малфурион объяснил своему брату, что магия изначально хаотична, и каждого, кто с ней соприкоснется и будет ее использовать, неминуемо поглотит тьма и порок. Но, несмотря ни на что Иллидан отказался оставить свою магическую силу.

Прекрасно зная, к чему приведут жестокие планы Иллидана, Малфурион решил раз и навсегда покончить с помешательством брата на магии. С помощью Ценариуса, Малфурион заточил Иллидана внутри огромной подземной темницы, где тот, закованный и бессильный, должен был  оставаться навечно. Для пущего спокойствия Малфурион даже приставил к своему брату личного тюремщика - молодую смотрительницу, Мэйв Шэдоусонг (Maiev Shadowsong - Мэйв Песнь Тени).

Опасаясь, что разрушение нового Колодца может привести к еще большей катастрофе, ночные эльфы решили его не трогать. Однако, Малфурион запретил кому бы то ни было изучать искусство магии снова. Под бдительным оком Ценариуса, эльфы начали познавать древнее искусство друидов, с помощью которого они надеялись исцелить израненную землю и восстановить их любимые леса у подножия Хиджала.

О мировом Древе и Изумрудном Сне
За 9 000 лет до Warcraft I

Много лет подряд ночные эльфы без устали трудились и восстанавливали то, что могли из руин своей древней родины. Позволив своим разрушенным храмам и дорогам зарастать травой и деревьями, они построили новые дома среди зеленых рощ и тенистых холмов у основания Хиджала. Со временем и Драконы, пережившие великий Разлом, вышли из своих тайных укрытий.

Красная Алекстраза, зеленая Исера и бронзовый Ноздорму опустились на тихие поляны друидов и их взорам открылись плоды напряженной работы ночных эльфов. Малфурион, к тому времени ставший архи-друидом и обладавший невероятной силой, приветствовал могущественных Драконов и поведал им о создании нового Колодца Вечности. Великие Драконы встревожились, услышав эти невеселые новости, и стали размышлять о том, что до тех пор, пока существует Колодец, Легион может вернуться и снова напасть на этот мир. Малфурион и три Дракона договорились охранять Колодец, чтобы навсегда закрыть вход в этот мир для воинов Пылающего Легиона.

Алекстраза, Охраняющая Жизнь, поместила зачарованный желудь в сердце Колодца Вечности. Из этого желудя, впитавшего необычайную силу вод, выросло огромное дерево. Корни этого могучего дерева росли прямо из вод Колодца, а его зеленая крона, казалось, поддерживала небесный свод. Огромное дерево было вечным символом единства ночных эльфов и природы, и его живительная энергия со временем излечила раны окружающего мира. Ночные эльфы дали Мировому Древу новое имя - Нордрассил (Nordrassil), что на их языке означало "корона небес".

Ноздорму Вечный, наложил чары на Мировое Древо, и пока оно было живо, эльфам не грозили ни болезнь, ни смерть.

Исера Спящая, тоже наложила заклятие на Мировое Древо, связывая его со своим собственному царством, эфирным измерением, известным как Изумрудный Сон. Царство Изумрудного Сна -  просторный, постоянно меняющийся мир духов, существовал вне границ физического мира. Из своего Сна, Исера управляла приливами и отливами природной энергии и даже развитием самого мира. Ночные эльфы - друиды, к которым принадлежал и сам Малфурион, были связаны со Сном через Мировое Древо. По одному из условий мистического договора время от времени все друиды должны были погружаться в сон. Долгие столетия проводили они в этом сне, пока их души вместе бродили по бесконечным Дорогам Грез (Dreamways) Исеры. И хотя друидам было жалко тратить впустую столько лет своей жизни, они все-таки согласились выполнять это условие.

Об изгнании Высших Эльфов
За 7 300 лет до Warcraft I

Проходили столетия, новая цивилизация ночных эльфов становилось все сильнее, эльфы расселялись  всюду по разрастающемуся лесу, который они назвали Ашенвалем (Ashenvale) или Ашенвальским Лесом. Многочисленные существа и виды, которые в огромном количестве обитали здесь перед Большим Разломом, появились вновь и благополучно жили на земле. Управляемые добрыми друидами, ночные эльфы наслаждались эрой удивительного мира и покоя под звездами.

Однако, многие из оставшихся в живых Высокорожденных тяжело страдали и теряли рассудок, поскольку были лишены такой желанной им магии. Подобно тому, что до этого произошло с Иллиданом, их затопил ненасытный голод. Они страстно хотели познавать тайны Колодца Вечности и получать радость от применения его энергии. Самоуверенный выскочка Дат'Ремар (Dath'Remar),  лидер Высокорожденных, начал публично обвинять друидов в трусости за то, что те отказывались  использовать магию, принадлежащую им по праву. Но Малфурион и остальные друиды отвергли  доводы Дат'Ремара и предупредили Высокорожденных, что любой, кто начнет использовать волшебство, будет смертельно наказан. В дерзкой отчаянной попытке убедить друидов отменить этот закон, Дат'Ремара и его последователи напустили страшную волшебную бурю на Ашенвальский лес.

Друиды были не в состоянии уничтожить столько своих кровных братьев и решили изгнать безрассудных Высокорожденных из своих земель. Дат'Ремар и его последователи, были рады наконец-то избавиться от своих консервативных родственников и, погрузившись на множество специально построенных судов, вышли в открытое море. Хотя никто не мог сказать, что ожидает их за водами бушующего Водоворота, они страстно желали обрести собственную родину, где никто бы не мешал им изучать обожаемую магию. Высокорожденные, или Квель'дореи (Quel'dorei), как называла их Азшара, в конце концов высадились на восточных землях, которые в последствии люди назвали Лордероном (Lordaeron). Они хотели построить свое собственное волшебное королевство, Квель'Талас (Quel'Thalas), перестать поклоняться луне и отказаться от ночного образа жизни. Именно этих эльфов, которые теперь поклонялись солнцу и стали называть высшими эльфами.

О Стражах и долгом служении    

После того, как их упрямые собратья уплыли, ночные эльфы вновь посвятили себя защите своей  очаровательной родины. Друиды, чувствуя, что скоро они погрузятся в длительный сон, подготовились к этому и оставили своих любимых и семьи. Тирэнд, ставшая Высшей Жрицей Элуны (High Priestess of Elune), попросила своего любимого, Малфуриона, не оставлять ее ради Изумрудного Сна Исеры. Но Малфурион не мог пожертвовать своей честью и должен был пройти по изменчивым Дорогам Грез. Он простился со жрицей и поклялся, что ничто не способно разлучить их, пока жива их любовь.

Оставшись одна защищать Калимдор от опасностей нового мира, Тирэнд собрала сильные военные отряды из своих сестер - ночных эльфиек. Бесстрашные, опытные женщины-воины, которые дали обет защищать Калимдор, стали известны как Стражи (Sentinels). Хотя они и предпочитали охранять темные Ашенвальские леса самостоятельно, у них было много союзников, которые пришли бы им на помощь в случае необходимости.

Полубог Ценариус оставался недалеко в Лунных Рощах Хиджала. Его сыновья, Хранители Рощи (Keepers of Grove), наблюдали за ночными эльфами и помогали Стражам поддерживать мир на земле. Даже застенчивые дочери Ценариуса, дриады, все чаще и чаще стали выходить из своих укрытий.

Охрана Ашенваля отнимала много времени у Тирэнд, но она очень скучала по Малфуриону. Шли столетия, друиды продолжали спать, а она все больше боялась, что демоны снова вторгнуться в их мир. Она не могла избавиться от беспокойного чувства, что Великая тьма не поглотила Пылающий Легион, он где-то рядом и готовится отомстить ночным эльфам и всему Азероту.

2

Основание Квель'Таласа
За 6800 лет до Warcraft I

Калимдор остался позади, а Высшие эльфы во главе с Дат'Ремаром (Dath'Remar) бросили вызов стихиям Водоворота. В течение долгих лет их корабли блуждали среди обломков мира и во время странствий им повстречались загадочные и заброшенные королевства. Дат'Ремар, взявший себе  имя Санстрайдер (что означало "тот, кто ходит днем"), искал места с сильной магической энергетикой, чтобы поселиться там и подарить новую родину своим людям.

В конце концов флот эльфов пристал к берегам земли, которую позже люди назовут Лордероном (Lordaeron). Пробравшись вглубь страны, высшие эльфы основали свое поселение на мирных Тирисфальских Полянах (Tirisfal Glades). Но прошло несколько лет, и многие из них начали сходить с ума. Говорили, что некое зло таилось в недрах этой земли, но эти слухи никогда не подтверждались. Высшие эльфы снова собрались в путь и отправились на север искать другие земли, богатые магической энергией.

Высшие эльфы шли по суровой гористой земле Лордерона, и путешествие их становилось все более опасным. С тех пор как их лишили живительной энергии Колодца Вечности, многие заболели от холодного климата или умерли от голода. Конечно, все это привело их в сильное замешательство, но больше всего они страдали от того, что теперь стали смертными и стали зависеть от природы и ее изменений. Более того, они становились все ниже ростом, а их кожа потеряла характерный фиолетовый оттенок. Но, несмотря на все эти трудности, они столкнулись с огромным количеством невиданных существ, которых никогда не встречали в Калимдоре. Они встретили племена примитивных людей, которые охотились в древних лесах. Но самая страшная угроза, с которой они столкнулись, исходила от прожорливого и хитрого племени лесных троллей Зул'Амана (Zul'Aman).

Эти тролли с покрытой мхом кожей обладали способностью восстанавливать потерянные конечности и залечивать тяжелые раны, они оказались жестоким и злобным племенем. Империя Амани (Amani) занимала большую часть северных земель Лордерона, и тролли яростно защищали свою землю от нежданных гостей. Эльфов переполняла глубокая ненависть к этим злым, уродливым существам и они старались убивать их при малейшей возможности.

После долгих лет скитаний высшие эльфы наконец-то нашли землю, похожую на Калимдор. В глубине континента, в чаще северных лесов, они основали королевство Квель'Талас (Quel'Thalas) и поклялись создать могущественную империю, которая затмила бы империю  их братьев Калдореев. Но, к сожалению, вскоре они узнали, что Квель'Талас был основан на месте древнего города троллей, который до сих пор оставался для тех священным. Поэтому большие отряды троллей почти сразу же стали нападать на поселения эльфов.

Упрямые эльфы, в свою очередь не желая уходить с новой земли, начали использовать  волшебство, которому они научились благодаря Колодцу Вечности, и держали диких троллей на расстоянии. Под предводительством Дат'Ремара они могли разгромить вооруженные отряды Амани, численность которых почти в десять раз превосходила их собственную. Некоторые эльфы, помня о древних заветах Калдореев, понимали, что, если они будут применять магию, это привлечет внимание посланников Пылающего Легиона. Поэтому, они решили окружить свое королевство защитной стеной, за которой  они спокойно могли бы изучать искусство магии. В различных местах вокруг Квель'Таласа они поставили цельные Рунные Камни (Runestones), которыми и обозначили границы их волшебного барьера. Рунные Камни не только укрывали волшебство эльфов от угрозы из других миров и измерений, но и помогали отпугивать суеверных троллей.

Время шло, Квель'Талас стал ярким символом усилий высших эльфов и их волшебного мастерства. Его прекрасные дворцы были построены в том же архитектурном стиле, что и древние залы Калимдора, к тому же они замечательно вписывались в окружающий пейзаж. Квель'Талас стал тем прекрасным бриллиантом, который эльфы так долго и старательно шлифовали. Для управления Квель'Таласом был создан Совет Серебряной Луны (Convocation of Silvermoon). Совет состоял из семи мудрейших предводителей высших эльфов, и основной их задачей было обеспечить безопасность на землях эльфов и людей. Окруженные защитным барьером, высшие эльфы так и не подчинились старым заветам Калдореев и продолжали использовать волшебство почти во всех областях своей жизни.

Почти четыре тысячи лет высшие эльфы жили мирно внутри своего изолированного и безопасного  королевства. Но от мстительных троллей было не так просто отделаться. Они плели интриги и заговоры в глубине лесов и ждали, пока вырастет их численность. И вот наконец, могущественная армия троллей накопила силы, выступила из темных лесов и снова пошла на штурм светлых шпилей Квель'Таласа.

Аратор и войны с Троллями
За 2800 лет до Warcraft I

Пока высшие эльфы боролись за свои жизни и отражали яростные атаки троллей, кочевые племена людей, рассеянные по всему Лордерону, вели битвы за объединение. На заре человечества племена людей совершали набеги на поселения друг друга, и им было все равно, что все они относятся к одной расе. И все же, одно племя, Арати (Arathi), понимало, что тролли становились все большей угрозой, которую невозможно было игнорировать. Арати хотели объединить все племена под своей властью, чтобы создать непобедимую армию, способную противостоять отрядам троллей.

В течение шести лет Арати, благодаря своей изобретательности и ловкости, одерживали верх над соперниками. Выиграв очередное сражение, Арати предлагали мир и равенство побежденным; так они завоевывали расположение тех, кого побеждали. В результате, племя Арати выросло, и состояло теперь из огромного количества ранее разрозненных племен; ряды их армии стремительно росли. Уверенные в том, что теперь их сил хватит, чтобы сдержать натиск не только троллей, но и загадочных  эльфов, если придется, предводители Арати решили построить собственный город на юге Лордерона. Этот город должен был стать их неприступной крепостью. Город - государство, названный Стромом (Strom), стал столицей объединенных племен - народа Арати, Аратора (Arathor). С процветанием Аратора, люди со всего обширного континента потянулись к югу под защиту Строма.

Объединившись под одним флагом, человеческие племена создавали свою богатую, яркую культуру. Торадин (Thoradin), король Аратора, знал, что загадочных эльфов в северных землях постоянно осаждали тролли, но не хотел рисковать жизнью своих людей и защищать таинственных незнакомцев. Много месяцев прошло, прежде чем с севера до них начали доходить слухи о возможном поражении эльфов. И лишь только тогда, когда изможденные гонцы из Квель'Таласа достигли Строма, Торадин понял, как велика была угроза в лице троллей.

Эльфы предупредили Торадина об огромном количестве войск троллей и еще о том, что, если  Квель'Талас падет, тролли не остановятся и пойдут дальше, к южным землям. Отчаявшиеся эльфы, которым очень нужна была военная помощь, были готовы обучить избранных людей искусству магии, если те, в свою очередь, помогут им победить троллей. Несмотря на то, что Торадин подозрительно относился к любому волшебству, он все-таки принял предложение эльфов и согласился оказать им помощь в случае необходимости. Почти сразу же, эльфийские волшебники прибыли в Аратор и начали обучать магии избранных людей.

Эльфы увидели, что, хоть  люди от рождения и не сильны в использовании магии, по своей природе они удивительно склонны к ней. Сотню мужчин научили основам волшебства эльфов, но рассказали им не более того, что было необходимо знать, чтобы сразиться с троллями. Веря в то, что люди, их ученики, готовы помочь им в борьбе, эльфы оставили Стром и отправились вместе с могущественными армиями Короля Торадина на север.

Объединенная армия эльфов и людей вступила в сражение с многочисленной армией троллей у подножия Альтеракских гор (Alterac Mountains). Сражение продолжалось в течение многих дней, но силы армии Аратора не ослабевали, и воины не уступали ни пяди земли под атаками троллей. Эльфийские правители решили, что пришло время наслать на врагов волшебные чары. Сотня человеческих магов и множество эльфийских волшебников вместе призвали ярость небес, и пламя объяло отряды троллей. Природный огонь лишил троллей способности восстанавливать поврежденные конечности и пожирал их изуродованные тела изнутри.

Как только армия троллей распалась, а оставшиеся в живых попытались спастись бегством, воины Торадина бросились за ними в погоню, чтобы уничтожить всех до единого. Тролли так полностью и не оправились от нанесенного поражения, и больше никогда не существовали как единая нация. Уверенные, что Квель'Талас спасен от разрушения, эльфы поклялись народу Аротора и семье короля в верности и вечной дружбе. Веками люди и эльфы будут хранить и лелеять эти мирные дружеские отношения.

Хранители Тирисфаля
За 2700 лет до Warcraft I

Нападение троллей на северные земли больше не угрожало эльфам Квель'Таласа и все усилия они направили на  восстановление своей славной родины. Армии Аратора с победой возвратились на родные южные земли, в Стром. Жизнь Араторов текла благополучно, их общество процветало, и все же Торадин опасался, что королевство распадется на части, если его территория будет увеличиваться. Поэтому он объявил Стром центром Араторианской империи. После долгих мирных лет роста и развития империи могущественный Торадин, как и любой смертный, состарился и умер. Молодое поколение Аратора теперь свободно могло расширять империю, осваивая новые земли за пределами Строма.

Первые сто магов, те, кому эльфы передали свои знания, увеличили свои силы и глубоко изучили принципы создания магических заклинаний. Эти люди, которых выбрали благодаря их сильной воли и благородному сердцу, всегда занимались магией с осторожностью и ответственностью; однако, они передали свою силу и поведали о тайнах волшебства молодому поколению, которое не имело ни малейшего представления о суровости войны или необходимости самоконтроля. Эти молодые маги использовали магию в коростных целях, не чувствуя ответственности перед своими товарищами.

Империя росла и охватывала все новые южные земли, на которых расселялись и молодые маги.  Используя свои магические силы, они защищали своих собратьев от диких существ, обитающих на тех землях и делали возможным строительство новых городов-государств. Но, поскольку их сила росла, они становились все высокомернее и отделялись от остальной части общества.

Второй Ариторианский город-государство Даларан (Dalaran) был основан на землях к северу от Строма. Многие неопытные волшебники оставили Стром и отправились в Даларан, где они надеялись использовать обретенную силу более свободно. Эти маги применяли свои знания при создании заколдованных шпилей Даларана и получали удовольствия от своих занятий. Жители  Даларана относились к магам с почтением, и город процветал под их защитой. Мастерство магов росло, все чаще они применяли волшебство, и ткань реальности вокруг Даларана становилась все призрачней.

Беспечные маги Даларана вновь вернули в мир зловещих воинов Пылающего Легиона, разгромленного после разрушения Колодца Вечности. Хотя эти относительно слабые демоны не способны были проявить свою силу, на улицах Даларана воцарился хаос. Большинство демонических проявлений происходили как отдельные события, и правящий Совет Магов (Magocrats) приложил все усилия, чтобы сохранить произошедшее в тайне от публики. Поймать неуловимых демонов пытались самые искусные маги, но часто они оказывались безнадежно слабее посланцев могущественного Легиона.

Через несколько месяцев беспорядков суеверные крестьяне начали подозревать, что их волшебные правители скрывают от них что-то ужасное. Слухи о перевороте потекли по улицам Даларана, после того, как простые жители города засомневались в мотивах и методах магов, которыми они когда-то восхищались. Совет Магов, опасаясь, восстания крестьян и гнева со стороны Строма, они обратились к единственной расе, которая могла понять их трудности - к эльфам.

После того, как эльфы узнали от Совета Магов об активности демонов в Даларане, они быстро послали своих самых могущественных волшебников на земли людей. Эльфийские маги изучили потоки энергии в Даларане и составили подробный отчет обо всем, что там происходило, что так или иначе было связано с присутствием демонов в городе. Они пришли к выводу, что до тех пор, пока в мире остается даже всего несколько демонов, сам Легион всегда будет представлять страшную угрозу, пока люди будут использовать магию.

Совет Серебряной Луны, управляющий эльфами Квель'Таласа, заключил тайный договор с Советом Магов Даларана. Эльфы поведали Совету о событиях, развернувшихся в древнем Калимдоре, обо всем, что связано с Пылающим Легионом, и об угрозе, которая все еще нависает над миром. Они предупредили людей, что, пока они используют магию, они должны защищать свой народ от коварных воинов Легиона. Совет Магов предложил наделить сильнейшего мага смертных властью  использовать их общие силы, чтобы вести бесконечную, тайную войну с Легионом. Кроме этого, кроме главного Хранителя существовало еще несколько Хранителей (Guardians), которые вели борьбу со злом. Маги подчеркнули, что большинство людей никогда не должно узнать ни о Хранителях, ни об угрозе, которую представлял собой Легион. Они опасались, что если это произойдет, человечество охватит панический страх. Эльфы согласились с предложением и основали тайное общество, которое должно было следить за выбором главного Хранителя и препятствовать появлению хаоса в мире.

Встречи этого общества проходили на тенистых Тирисфальских Полянах, на том месте, где высшие эльфы впервые обосновались в Лордероне. Поэтому они и назвали свое тайное общество Хранителями Тирисфаля (Guardians of Tirisfal). Смертные маги, избранные в круг Хранителей, были наделены невероятными силами как эльфийской, так и человеческой магии. Несмотря на то, что всегда существовал лишь один главный Хранитель, остальные обладали такой огромной силой, что могли один на один противостоять воинам Легиона везде, где бы те им не встретились. Однако, сила главного Хранителя была настолько мощной, что только Совет Тирисфаля мог назначать преемников мантии Хранителя. Каждый раз, когда Хранитель становился слишком старым или уставал от тайной войны против сил зла, Совет выбирал нового мага ему на смену, и с чрезвычайной осторожностью направлял силу бывшего Хранителя в ее нового носителя.

На протяжении веков, Хранители защищали человечество от незримой угрозы Пылающего Легиона, нависающей над землями Аратора и Квель'Таласа. Аратор рос и процветал, а использование волшебства постепенно распространилось по всей империи. Тем временем, Хранители всегда были начеку и следили за малейшими проявлениями активности демонов.

Айронфордж - Пробуждение Дварфов
За 2 500 лет до Warcraft I

В древние времена, после того, как Титаны покинули Азерот, их потомки, известные как Глиняные (earthen), продолжали изменять и охранять недра мира. Глиняные были равнодушны ко всем живущим на поверхности расам, их интересовали только темные глубины под землей и то, что они там делали.

Когда мир был расколот взрывом Колодца Вечности, Глиняные тоже сильно от этого пострадали. Они задрожали, боль земли пронзила их, и Глиняные лишились большей части своих качеств. Они замуровали себя в каменные палаты в древних городах Титанов - Улдамане (Uldaman), Улдуме (Uldum), Улдуаре (Ulduar), - в которых впервые и обрели свою форму. Восемь тысяч лет Глиняные мирно покоились глубоко в недрах мира.

Хотя непонятно, что именно пробудило их, Глиняные, замурованные внутри Улдамана, внезапно сбросили с себя дремоту, в которую сами же себя и повергли. Очнувшись, Глиняные обнаружили, что сильно изменились за время своего бездействия. Раньше они были каменные, а теперь их покрывала гладкая кожа, и их некогда сильная власть над камнями и землей теперь ослабла. К тому же они стали смертными.

Назвав себя Дварфами (Dwarves), последние из Глиняных оставили залы Улдамана и двинулись в оживший мир. Их все еще привлекала безопасностью и прелесть недр земли, поэтому они основали огромное королевство под самой высокой горой в мире. Они назвали свою новую землю Кхаз Модан (Khaz Modan), или "Гора Кхаз ", в честь Титана - создателя, Кхаз'горота (Khaz'goroth). Строя алтарь во имя своего отца Титана, Дварфы смастерили могучий горн в сердце горы. Поэтому город, который строился вокруг горна, назывался с тех пор Айронфорджем («Железный Горн»).

Дварфы, по своей природе любившие обрабатывать драгоценные камни и горные породы, отправились к близлежащим горам за редким и ценным материалом. Увлеченные своей подземной работой, Дварфы оставались в стороне от жизни своих соседей,  живущих на поверхности.

Семь Королевств
За 1 200 лет до Warcraft I

Стром продолжал оставаться центром Аратора, но множество новых городов-государств, подобных Даларану, появилось по всей территории Лордерона. Гильнеас (Gilneas), Альтерак (Alterac), и Кул Тирас (Kul Tiras) были первыми из них, и хоть каждый город славился собственными традициями и ремеслами, все они подчинялись  власти Строма.

Находясь под постоянным наблюдением Ордена Тирисфаля (Order of Tirisfal), Даларан стал основным центром изучения магии на земле. Совет Магов, который управлял Далараном, создал Кирин Тор (Kirin Tor), особую группу магов, которые занимались тем, что изучали все заклинания, артефакты и магические предметы, известные человечеству в то время и составляли их списки.

Гильнеас и Альтерак стали сильными союзниками Строма и создали сильные армии, которые исследовали южные горные земли Кхаз Модана. Именно тогда люди впервые узнали о древней расе Дварфов и увидели их подземный пещерный город Айронфордж. Люди и Дварфы делились друг с другом тайнами обработки металла и секретами строительства, а еще их объединяла общая любовь к сражениям и рассказыванию историй.
Экономика города Кул Тирас, построенного на большом острове южнее Лордерона, успешно развивалась. Его жители в основном занимались ловлей рыбы и мореплаванием. Прошло какое-то время, и в Кул Тирасе был создан огромный флот из торговых судов, которые бороздили моря и приставали к берегам всех известных стран. Они искали различные невиданные товары,  покупали и продавали их. Но, несмотря на то, что народ Аратора процветал, наиболее важные и сильные части, образующие его экономику, начали распадаться.

Со временем, правители Строма хотели перенести свои дворцы на богатые северные земли Лордерона и покинуть бесплодные земли юга. Наследники Короля Торадина, последние потомки рода Арати, утверждали, что нельзя оставлять Стром, тем самым вызывая недовольство большей части населения, которое тоже хотело переехать. Правители Строма, стремясь обрести новые свежие знания на неизведанных северных землях, решили оставить свой древний город. На севере, вдалеке от Даларана, правители Строма построили новый город-государство, который они назвали Лордероном (Lordaeron). В честь этого города был назван и весь континент. Лордерон стал Меккой для религиозных паломников и всех тех, кто искал внутренний покой и безопасность.

Потомки Арати, оставившие старинные стены древнего Строма, решили отправиться на юг, за скалистые горы Кхаз Модана. После долгого, длительного перехода их путешествие наконец подошло к концу, и они обосновались в северной части континента, который позже они назовут Азеротом (Azeroth). В плодородной долине они основали королевство Стормвинд (Stormwind), которое по праву скоро стало  самостоятельной силой.

Но не все воины покинули Стром. Те, кто остался, решили охранять священные стены своего древнего города. Стром больше не был центром империи, но в нем появился новый народ, известный как Стормгард (Stromgarde). Поскольку каждый из городов-государств по праву стал процветать, империя Аратора фактически распалась. У каждого народа развивались собственные обычаи и верования, и они стали все больше и больше отдаляться друг от друга. Мечта короля Торадина об объединенном человечестве теперь умерла окончательно.

Эйгвинн и охота на Дракона
За 823 лет до этого Warcraft I

Взаимоотношения между семью человеческими нациями становились все слабее, но задача Хранителей – вести постоянную борьбу против зла - оставалась прежней. За эти годы сменилось много Хранителей, но только один обладал магической силой Тирисфаля в определенный промежуток времени. Одна из последних Хранительниц века проявила себя как могущественный воин, сражающийся с силами тьмы. Эйгвинн (Aegwynn), импульсивная и энергичная девушка, прошла испытания Ордена и была назначена очередным Хранителем. Эйгвинн азартно выслеживала и уничтожала демонов везде, где только могла, но она часто задавала вопросы старейшинам Совета Тирисфаля, которыми в основном были мужчины. Она считала, что древние эльфы и старейшие люди, которые стояли во главе Совета, были слишком тверды в своих взглядах и не достаточно дальновидны, и не могли раз и навсегда положить конец хаосу. Она с трудом выдерживала длинные обсуждения и споры, но очень хотела быть достойной своих ровесников и старших, и в результате часто предпочитала доблесть мудрости в решающих ситуациях.

Мастерство Эйгвинн как мага росло, она обладала невероятной силой Тирисфаля и со временем узнала о множестве могущественных демонов, разгуливавших по ледяному северному континенту Нортренду (Northrend). Бродя по далеким северным землям, Эйгвинн выслеживала демонов в горах. Там она узнала, что демоны охотились за одним из последних выживших драконов, чтобы вобрать в себя врожденную силу этого древнего существа. Сила могущественных драконов, которые прятались от постоянно продвигающихся вперед смертных, оказалась почти равной темному волшебству Легиона. Эйгвинн бросила вызов демонам и с помощью благородных драконов уничтожила их. Как только последний демон был выслан из мира смертных, ужасный шторм прошелся по всем северным землям. Огромный темный образ появился в небе над Нортрендом. Саргерас, повелитель демонов и предводитель Пылающего Легиона, появился перед Эйгвинн и изрыгая адское пламя предупредил молодую Хранительницу, что время Тирисфаля подходит к концу и скоро мир падет на колени перед силами Легиона.

Гордая Эйгвинн, уверенная, что может противостоять угрожающему богу, выпустила свою силу на образ Саргераса. С ошеломляющей легкостью, Эйгвинн разбила Повелителя Демонов и уничтожила его физическую оболочку. Опасаясь, что дух Саргераса проникнет в неё, наивная Эйгвинн замуровала его разрушенное тело в  одном из древних залов Калимдора, который находился на дне моря после взрыва Колодца Вечности. Эйгвин никогда не дано было узнать, что она сделала все в точности так, как задумал Саргерас. По неосторожности, она бесповоротно решила судьбу смертного мира, а дух Саргераса во время его физической смерти проник в ослабленное тело Эйгвинн. В течение долгих лет без ведома молодой Хранительницы Саргерас таился в темнейших глубинах ее души.

Война Трех Молотов
За 230 лет до этого Warcraft I

Дварфы Горы Айронфордж жили в мире в течение многих столетий. Однако их стало так много, что им уже не хватало места в их городах под горой. Хотя могущественный Высший Повелитель, Модимас Анвилмар (Modimus Anvilman), правил дварфами справедливо и мудро, в обществе Дварфов возникли три сильных объединения.

Клан Бронзобородых (Bronzebeard), возглавляемый Таном Мадораном Бронзобородым (Thane Madoran Bronzebeard), поддерживал тесные связи с Высшим Повелителем и по традиции был защитником горы Айронфордж. Клан Дикого Молота (Wildhammer), во главе с Таном Кхардросом Диким Молотом (Thane Khadros Wildhammer), населял предгорья и скалы рядом с подножием горы и стремился получить больше влияния внутри города. Третью группу, клан Темного Железа (the Dark Iron clan), возглавлял тан-волшебник Ториссан (sorcerer-thane Thaurissan). Этот клан скрывался в самых темных глубинах под горой и плел заговор против обоих других кланов - Бронзобородых и Дикого Молота.

Некоторое время между этими тремя кланами царил хрупкий мир, но отношения накалились, когда Высший Повелитель Анвилмар скончался от старости. Три правящих клана начали войну за власть над Айронфорджем. Война между Дварфами бушевала под землей много лет. В конце концов, Бронзобородые, у которых была  постоянная многочисленная армия, выбили кланы Темного Железа и Диких Молотов из-под горы.

Кхардрос со своими воинами клана Диких Молотов отправились на север через врата Дан Алгаза (Dun Algaz), и основали свое собственное королевство внутри далекой вершины Грим Батола (Grim Batol). Там их клан процветал и наполнял свои кладовые сокровищами. Но Ториссан со своим кланом Темного Железа не были настроены так же мирно. Оскорбленные и раздосадованные своим поражением, они поклялись отомстить Айронфорджу. Ториссан увел своих людей далеко на юг и основал там город (которому дал собственное имя) среди прекрасных Редриджских Гор (Redridge Mountains). Процветание и прошедшие годы ничуть не ослабило ненависть клана Темного Железа к своим родственникам. Ториссан и его жена-волшебница, Модгад (Modgud), напали одновременно и на Айронфордж и на Грим Батол. Клан Темного Железа намеревался подчинить себе весь Кхаз Модан.

Армии Темного Железа ударили по цитаделям своих родственников и почти захватили оба королевства. Однако, в конце концов Мадоран Бронзобородый со своим войском одержали решительную победу над волшебной армией Ториссана. Ториссан со своими соратниками бежали назад под защиту стен своего безопасного города, не зная о том, что происходило в Грим Батоле. А там, в сражениях с Кхардросом и его воинами Дикого Молота, армии Модгад, жены Ториссана, тоже пришлось не сладко.

Сражаясь с вражеским воинам, Модгад использовала свою силу, пытаясь вселить страх в их сердца. По ее команде двинулись тени, из глубин земли выползи темные существа, которые начали преследовать Диких Молотов даже под их собственными сводами. Внезапно Модгад со своими воинами прорвалась через ворота и осадила крепость. Но Дикие Молоты отчаянно сражались, а сам Кхардрос, пробившись сквозь толпы, убил королеву-волшебницу. С потерей королевы, воины клана Темного Железа бежали под яростным натиском Диких Молотов. Они устремились на юг, к цитадели своего короля, но путь им преградили воины Айронфорджа, которые прибыли на выручку Грим Батолу. Пойманные в ловушку между двумя армиями, остатки сил Темного Железа были полностью уничтожены.

Объединенные армии Айронфорджа и Грим Батола направились на юг, намереваясь сокрушить Ториссана и его клан раз и навсегда. Они прошли совсем немного, и тут произошло нечто ужасное - ярость Ториссана воплотилась в мощном заклинании. Стремясь вызвать сверхсильного помощника, который мог бы обеспечить ему победу, Ториссан призвал древние силы, спящие под миром. К его удивлению и ужасу, существо, которое появилось, было страшнее любого кошмара, который он только мог представить.

Повелитель огня Рагнарос (Ragnaros Firelord), бессмертный властелин стихий огня, был изгнан Титанами еще в те времена, когда мир был молод. Теперь же, освобожденный заклятием Ториссана, Рагнарос ворвался в мир снова. Смертоносное возвращение Рагнароса в Азерот, разрушило Редриджские Горы и создало кипящий вулкан в эпицентре разрушения. На севере вулкан, известный как Шпиль Черной Скалы (Blackrock Spire), граничил с Опаленным Ущельем (Searing Gorge), а на юге с Пылающими Степями (Burning Steppes). Несмотря на то, что Ториссан был убит силами, которые сам и выпустил, его выжившие собратья в конце концов были порабощены Рагнаросом и его стихиями. И по сей день они остаются внутри Шпиля.

Оказавшись свидетелями ужасающего разрушения и пожаров, распространившихся по  южным горам, Король Мадоран и Король Кхардрос развернули свои армии и торопливо вернулись в свои королевства, не желая сталкиваться с устрашающей яростью Рагнароса.

Бронзобородые возвратились в Айронфордж и восстановили свой великолепный город. Дикие Молоты тоже вернулись в Грим Батол. Однако, смерть Модгад бросила зловещую тень на горные крепости, и Дикие Молоты уже не могли жить на этом месте. Потеря их любимого дома огорчила их до глубины души. Король Бронзобородый предложил Диким Молотам жить на их земле в Айронфордже, но они с достоинством отказались. Кхардрос повел своих людей на север, на земли Лордерона. Осев в богатых лесах Внутренних областей (Hinterlands), Дикие Молоты построили город Эйри Пик (Aerie Peak - Пик Орлиного Гнезда), где они стали ближе к природе и даже подружились с могущественными грифонами, обитавшими в той местности.

Желая сохранить связь и торговые отношения со своими собратьями, Дварфы Айронфорджа построили две массивные арки, Тандол Спан (Thandol Span), соединив таким образом Кхаз Модан и Лордерон. Благодаря взаимной торговле, два этих королевства процветали. После смерти Мадорана и Кхардроса их сыновья совместно установили две огромные статуи в честь своих отцов. Эти две статуи охраняли проход в южные земли, которые стали царством вулканов из-за присутствия огненного Рагнароса. Они служили предупреждением всем тем, кто захочет напасть на королевства Дварфов, и напоминанием о той цене, которую клан Темного Железа заплатили за свои злодеяния.

Два королевства сохраняли тесные связи на протяжении нескольких лет, но Дикие Молоты сильно изменились под влиянием тех страшных событий в Грим Батоле, которым они стали свидетелями. Они стали жить на земле, на склонах Эйри Пика, вместо того, чтобы строить королевство в недрах горы. Несовпадения во взглядах между двумя оставшимися кланами Дварфов постепенно образовали непреодолимую пропасть между ними.

Последний Хранитель
За 45 лет до Warcraft I

Хранительница Эйгвинн с годами становилась все сильнее и использовала энергию Тирисфаля, чтобы продлить свою жизнь. Наивно веря в то, что победила Саргераса навечно, она продолжала охранять мир от посланцев короля демонов почти девятьсот лет. Однако Совет Тирисфаля в конце концов решил, что ее срок подошел к концу. Совет приказал Эйгвинн вернуться в Даларан, для того, чтобы они могли избрать нового Хранителя. Но Эйгвинн, никогда не доверявшая Совету, решила выбирать преемника самостоятельно.

Гордая Эйгвинн хотела родить сына, которому она бы передала свою силу. У нее не было никакого желания позволять Ордену Тирисфаля управлять ее преемником, как когда-то они пытались управлять ею. Отправившись к южному народу Азерота, Эйгвинн нашла идеального мужчину, ставшего отцом её сына. Это был искусный маг,  Нилас Аран (Nielas Aran). Аран был судебным магом и советником короля Азерота. Эйгвинн совратила мага и забеременела от него. Естественная склонность Ниласа к волшебству глубоко проникла в еще не родившегося ребенка и привела к тем трагическим ошибкам, которые этот ребенок совершит в будущем. Сила Тирисфаля тоже влилась в ребенка, но она должна была пробудиться только после того, как он достигнет физической зрелости.

Прошло время, и Эйгвинн родила своего сына в уединенной роще. Назвав мальчика Медивом, что означает "хранитель тайн" на языке высших эльфов, Эйгвинн верила, что когда мальчик вырастет, то станет следующим Хранителем. К сожалению, злой дух Саргераса, который таился в ней, проник в беззащитного ребенка еще в то время, когда тот был в ее утробе. Эйгвинн и понятия не имела, что судьба мальчика уже предначертана.

Уверенная в том, что ее ребенок был здоров и нормален, Эйгвинн перенесла маленького Медива в Азерот и оставила его там на воспитание его отцу и живущим там людям. После этого она ушла в пустоши и приготовилась к той смерти, которая ждала ее. Медив рос, становясь крепким мальчиком, но он и понятия не имел о том, что обладает силой Тирисфаля.

Саргерас выжидал время, пока не проявится сила юноши. Когда Медив достиг юношеских лет, он стал очень известным в Азероте, будучи искусным волшебником.  С двумя своими друзьями: Ллэйном (Llane), принцем Азерота, и Андуином Лотаром (Anduin Lothar), одним из последних потомков Арати он часто отправлялся на поиски приключений. Эти три мальчика постоянно проказничали и выдумывали различные трюки, но большинство населения их любило.

Когда Медив достиг возраста четырнадцати лет, космические силы пробудились в нем и столкнулись с духом Саргераса, который до тех пор скрывался в недрах его души. Медив впал в сон, которые продолжался долгие годы. Когда он пробудился от него, он обнаружил, что стал уже взрослым мужчиной, а его друзья, Ллэйн и Андуин, стали правителями Азерота. Хоть он и хотел использовать свою вновь обретенную невероятную силу, чтобы защищать землю, которую считал своей родиной, темный дух Саргераса вторгся в его мысли и чувства и пропитал их злом.

Внутри темнеющего сердца Медива Саргерас радовался, потому что знал, что его замысел осуществился, приближалось его повторное вторжение в мир, а этот  последний Хранитель поможет ему выполнить задуманное.

3

Кил'джадэн и Договор Тьмы

Приблизительно в то время, когда в Азероте на свет появился Медив, в Искривленном Пространстве (Twisting Nether) Кил'джадэн Обманщик (Kil'jaeden the Deceiver) был погружен в глубокие раздумья. Повинуясь приказу своего господина, Саргераса, коварный предводитель демонов, готовил повторное вторжение Пылающего Легиона (Burning Legion) в Азерот. На этот раз он не имел права на ошибку. Кил'джадэн хотел ослабить защитников Азерота перед тем, как Легион вновь атакует мир. Но он знал, что для этого ему потребуется какая-то новая сила. Тогда смертные расы, подобные ночным эльфам и драконам, будут вынуждены противостоять новой угрозе и, потратив на это все свои силы, станут слишком слабы, чтобы оказать Легиону достойное сопротивление.

Обдумывая свои планы, Кил'джадэн случайно обратил внимание на богатый мир Дренора (Draenor), мирно парящий в пространстве Великой Тьмы. Огромный, прекрасный мир Дренора был родиной религиозных клановых орков (Orcs) и мирных Дренеев (Draenei). Благородные орки бродили по открытым степям и охотились ради развлечения, а любознательные Дренеи строили свои простые города на высоких утесах и пиках. Кил'джадэн считал, что жители Дренора могут сослужить хорошую службу Пылающему Легиону, если развить их способности в нужном направлении.

Кил'джадэн видел, что из двух рас более удобным материалом для Легиона были воинственные орки. Он подчинил своей власти старшего шамана орков, Нер'зула (Ner'zhul), точно так же, как когда-то давно Саргерас поработил Королеву Азшару. Используя коварного шамана как проводника своей воли, демон посеял жажду сражений и стремление к жестокости среди всех Орков. Прошло совсем немного времени, и некогда духовная раса превратилась в кровожадных дикарей. Тогда Кил'джадэн попытался вынудить Нер'зула и остальных Орков сделать последний шаг - полностью посвятить себя войне и уничтожению. Но старый шаман, чувствуя, что если это произойдет, орки вечно будут жить под властью ненависти, все еще сопротивлялся демону.

Раздосадованный неповиновением Нер'зула Кил'джадэн начал искать другого Орка, который не задумываясь приведет свой народ прямо в руки Легиона. Наконец, хитрый повелитель демонов нашел того, кого так долго искал, - честолюбивого ученика Нер'зула, Гул'дана (Gul'Dan). Кил'джадэн обещал Гул'дану, что наделит его невероятной силой, если тот, в свою очередь, будет беспрекословно ему повиноваться. Молодой орк начал усердно изучать демоническую магию, и в, конце концов, стал самым могущественным за всю историю смертным колдуном. Он обучал таинственному искусству и других молодых орков и стремился уничтожить шаманские традиции Орков. Гул'дан показал своим собратьям новое волшебство, ужасную силу, несущую разрушение и смерть.

Кил'джадэн, желая усилить свою власть над орками, помог Гул'дану создать Теневой Совет (Shadow Council), тайное общество, которое руководило кланами и распространяло искусство колдовской магии по всему Дренору. Чем больше орки пользовались черной магией, тем быстрее прекрасные поля и реки Дренора начали чернеть и исчезать. Прошло какое-то время, и обширные прерии, которые были домом для многих поколений орков, засохли и превратились в безжизненную пустыню и красноватой почвой. Темная энергия демонов постепенно убивала мир.

Рождение Орды

Тайно контролируемые Гул'даном и его Теневым Советом Орки становились все более и более агрессивными. Они построили огромные арены, где в смертельных боях демонстрировали свои военные навыки и умения. В этот период несколько вождей кланов выступили против растущей развращенности расы. Один из таких вождей, Даротан (Durotan) - предводитель клана Ледяных Волков (Frostwolf clan), был против того, что орков поглощает ненависть и ярость. Но к его словам никто не прислушался, потому что такие сильные вожди как Гром Хеллскрим (Grom Hellscream - Адский Крик), предводитель клана Боевой Песни (Warsong clan), уже вступили в новую эпоху войн и господства.

Кил'джадэн знал, что кланы орков были почти готовы, но он должен был окончательно убедиться в их преданности. В тайне от всех он заставил Теневой Совет вызвать Маннороха Разрушителя (Mannoroth the Destructor), живое воплощение смерти и ярости. Затем Гул'дан созвал вместе вождей кланов и убедил их, что если они выпьют кипящей крови Маннороха, то станут абсолютно непобедимыми. Во главе с Громом Хеллскримом, все вожди, кроме Даротана, выпили кровь, и с того момента стали вечными рабами Пылающего Легиона. Вобрав в себя часть яростной силы Маннороха, вожди против своей воли распространили это проклятие и на своих ни о чем не подозревающих собратьев.

Чувствуя постоянную ненасытную жажду крови, орки старались выместить свою ярость на каждом встречном. Зная, что время пришло, Гул'дан объединил враждующие кланы в единую Орду (Horde), сметающую все на своем пути. Однако он понимал, что вожди подобные Грому Хеллскриму и Оргриму Думхаммеру (Orgrim Doomhammer - Роковой Молот), будут бороться друг с другом за власть до последнего. Поэтому во главе Орды Гул'дан поставил марионеточного правителя. На эту роль лучше всех подошел Блэкхэнд Разрушитель (Blackhand the Destroyer), порочный и злобный военачальник орков. Под командой Блэкханда, Орда решила испытать свои силы, напав на Дренеев.

Прошло несколько месяцев, и Орда уничтожила почти всех Дренеев, населяющих  Дренор. Только горстка оставшихся в живых и разбросанных по всей земле существ сумела спастись от страшной ярости орков. Окрыленный победой, Гул'дан радовался успехам Орды, ее мощи и силе. Однако он знал, что неутолимая жажда кровавых сражений и побед, приведет к тому, что орки начнут уничтожать друг друга, если у них не будет врагов.

Кил'джадэн понял, что Орда была готова. Орки стали основным орудием Пылающего Легиона. Хитрый демон рассказал Саргерасу о своих планах, и его повелитель согласился, что время мести наконец-то пришло.

4

Врата Тьмы и падение Стормвинда
Warcraft: Орки и Люди

Пока Кил'джадэн (Kil'jaeden) готовил Орду к вторжению в Азерот (Azeroth), Медив (Medivh) продолжал бороться с Саргерасом за свою душу. Король Ллэйн (King Llane), благородный правитель Стормвинда (Stormwind), опасался тьмы, проникшей в сердце его бывшего друга. Он поделился своей тревогой с Андуином Лотаром (Anduin Lothar), последним потомком славного рода Арати (Arathi), которого называл своим товарищем по оружию. Но все равно никто не мог и представить, что за медленным погружением Медива в безумие последуют все те ужасные события, которые произошли.

Для того, чтобы  Гул'Дан (Gul'dan) окончательно согласился повести Орду в атаку на Азерот, Саргерас пообещал подарить ему огромную власть. Через Медива Саргерас поведал колдуну, что он (Саргерас) мог бы обрести тело и стать живым богом, но для этого тот (Гул'Дан) должен отыскать подводную могилу, внутри которой Хранительница Эйгвинн (Aegwinn) около тысячи лет назад заключила останки физической оболочки Саргераса. Гул'Дан согласился сделать это и решил, что как только жители Азерота будут повержены, он найдет легендарную могилу и потребует взамен награду. Веря, что с помощью Орды он добьется своих целей, Саргерас приказал Кил'джадэну начать  наступление.

Объединив усилия, Медив и колдуны Теневого Совета открыли проход между измерениями, известный как Врата Тьмы (Dark Portal). Сквозь эти врата можно было попасть из Азерота в Дренор (Draenor). К тому же они были настолько широкими, что через них свободно могли проходить целые армии. Вначале Гул'Дан отправил сквозь них орков-разведчиков, чтобы те исследовали земли, которые Орда собиралась атаковать. Вернувшись, эти разведчики заверили Теневой Совет в том, что можно смело нападать на Азерот.

Даротан (Durotan) все еще убежденный в том, что зло, поглотившее Гул'дана, в конце концов разрушит и его народ, снова выступил против колдунов. Храбрый воин говорил о том, что колдуны развратили дух до того благородных орков и еще о том, что это опрометчивое вторжение в чужие земли приведет их к гибели. Гул'дан, не  желая рисковать и убивать известного полководца, был вынужден изгнать Даротана и его клан Ледяных Волков в дальние земли Азерота.

За изгнанными Ледяными Волками, прошедшими сквозь Врата, последовало несколько других орочьих кланов. Эти орки осели в темной болотистой местности на далеких восточных землях королевства Стормвинд и быстро построили небольшую базу на Черном Болоте (Black Morass). Как только Орки начали бродить по новым землям и исследовать их, они сразу же столкнулись с людьми, защитниками Стормвинда. Хотя стычки между ними обычно заканчивались быстро, эти сражения  быстро обнаружили слабые и сильные стороны обеих рас. Ллэйну и Лотару никак не удавалось узнать точное количество Орков, поэтому они могли только предполагать, насколько велика та сила, с которой им придется столкнуться. В течение нескольких лет большая часть Орды переместилась в Азерот, и Гул'Дан наконец решил, что пришло время нанести человечеству первый удар. Все своей мощью Орда обрушилась на ничего не подозревающее королевства Стормвинд.

Пока войска Азерота и Орды сражались по всей территории королевства, в обеих армиях начали разгораться внутренние конфликты. Король Ллейн, расположившись со своим войском в Азероте, был уверен, что злобные орки не смогут завоевать столицу.  Он недооценивал их силу. А Сэр Лотар, напротив, считал, что нужно атаковать врага, и разрывался между своими убеждениями и преданностью королю. В конце концов решив сделать то, что ему казалось верным, Лотар разнес башню-крепость  Медива в Каразане (Karazhan) с помощью своего ученика - молодого волшебника Кадгара (Khadgar). Вместе, Кадгар и Лотар смогли одолеть безумного Хранителя, которого считали источником всех бед. Убив Медива, учитель и его молодой ученик, не помышляя об этом, выпустили в первозданный хаос дух Саргераса. Но в результате, и непорочный, добродетельный дух Медива тоже был обречен жить и скитаться по звездному пространству в течение долгих лет.

Хотя Медив и был побежден, Орда продолжала одерживать верх над защитниками Стормвинда. С приближением победы Орды, Оргрим Думхаммер (Orgrim Doomhammer - Роковой Молот), один из величайших вождей орков, стал замечать то зло, которое завладело их кланами еще в Дреноре. Его давний товарищ, Даротан, вернувшись с земель, на которые был изгнан, снова предупредил его о жестоком предательстве Гул'дана. Месть Гул'дана не заставила себя ждать. Посланные им убийцы уничтожили Даротана и его семью, не заметив лишь его новорожденного сына. Думхаммер не знал о выжившем младенце, которого подобрал офицер Аделас Блэкмур (Aedelas Blackmoore) и взял в плен как раба.

Этот младенец-орк в будущем станет великим предводителем, лучшим из всех, которых знали орки.

Узнав об убийстве Даротана, Оргрим пришел в ярость и решил освободить Орду от демонического зла. В конце концов он стал вождем Орды, убив Блэкхэнда, порочного ставленника Гул'дана. Под его решительным командованием неотступная Орда осадила крепость Стормвинд (Stormwind Keep). Король Ллэйн сильно недооценил силу Орды и теперь беспомощно наблюдал, как его королевство пало под натиском зеленокожих захватчиков. В конце концов он был убит одной из наилучших убийц Теневого Совета:  женщиной полу-орком, Гароной (Garona).

Лотар и его воины, возвращаясь домой из Каразана, надеялись спасти свою некогда славную родину и положить конец бесчисленным смертям. Но они пришли слишком поздно и вместо своего любимого королевства увидели одни дымящиеся руины. Войска Орды продолжали разорять страну и захватывать окружающие земли. Вынужденные скрываться, Лотар и его соратники дали суровую клятву вернуть свою родину любой ценой.

Альянс Лордерона
Warcraft 2: Нашествие Тьмы

Повелитель Лотар собрал остатки воинов Азерота, выживших после падения крепости Стормвинд, а затем по берегу моря отправился с ними в далекое путешествие к северному королевству Лордерон. Предводители семи человеческих наций были убеждены в том, что Орда поработит все человечество, если ее не остановить. Поэтому они собрались вместе и решили создать союз, который впоследствии стал известен как Альянс Лордерона (Alliance of Lordaeron). Почти три тысячи лет многочисленные нации Аратора жили разрозненно. И вот теперь они вновь объединились под общим флагом. Назначенный Главнокомандующим Альянса, Лорд Лотар готовил своих воинов к сражению с Ордой.

Опираясь на поддержку своих помощников, Утера Светоносного (Uther Lightbringer), Адмирала Даелина Праудмура (Admiral Daelin Proudmoore), и Туралиона (Turalyon), Лотар смог убедить другие расы Лордерона, что им грозит серьезная опасность. Таким образом, Альянс теперь мог рассчитывать на помощь мужественных Дварфов Айронфорджа (Dwarves of Ironforge) и небольшого количества высших эльфов Квель'Таласа (Quel'Thalas). Эльфов, возглавляемых в то время Анастерианом Санстрайдером (Anasterian Sunstrider), не слишком волновали предстоящие события, но они были обязаны помочь Лотару, потому что он был последним потомком рода Арати, который помог эльфам в далекие времена.

Орда, во главе которой теперь стоял Вождь Думхаммер, привела из своего родного мира Дренора людоедов и призвала в свои ряды лишенных всех прав лесных троллей Амани (Amani). Развернув масштабную кампанию с целью захватить королевство Дварфов Кхаз Модан (Khaz Modan) и южные границы Лордерона, Орда легко подавляла любое сопротивление.

Крупные героические сражения во время Второй Войны (Second War) проходили и на море, и в воздухе. Каким-то образом Орда завладела мощным артефактом, известным как Душа Демона (Demon Soul) и воспользовалась им, чтобы поработить древнюю Королеву Драконов, Алекстразу (Dragonqueen Alekstrasza). Угрожая уничтожить ее драгоценные яйца, Орда заставила Алекстразу посылать повзрослевших детей на войну. Благородные красные драконы были вынуждены сражаться на стороне Орды, и они сражались.

Война бушевала на континентах Кхаз Модана (Khaz Modan), Лордерона (Lordaeron), и Азерота (Azeroth). Во время своей северной кампании Орда выжигала дотла земли на границах Квель'Таласа. Таким образом, теперь не оставалось сомнений, что эльфы в конце концов присоединятся к Альянсу. За время войны большие и маленькие города Лордерона были опустошены и стерты с лица земли. Но, несмотря на отсутствие подкрепления и появляющиеся разногласия, Лотару и его союзникам удавалось держать врагов на расстоянии.

Внезапно, во время последних дней Второй Войны, когда победа Орды над Альянсом уже казалась неизбежной, между двумя самыми могущественными орками на Азероте началась страшная вражда. Пока Оргрим готовил свое заключительное нападение на столицу Лордерона – атаку, которая сокрушила бы последние остатки Альянса - Гул'Дан и его последователи, покинули свои позиции и направились к морю. Разъяренный Думхаммер, лишившись почти половины постоянных сил из-за предательства Гул'дана, был вынужден отступить и отказаться от великолепного шанса одержать победу над Альянсом.

Гул'дан, безумно желающий власти и стремившийся обрести божественную силу, отчаянно бросился на поиски подводной Могилы Саргераса. Он верил, что она хранит тайну невиданной силы. Гул'дан, в распоряжении которого были орки, обреченные на вечное служение Пылающему Легиону, и не думал о своем предполагаемом долге перед Думхаммером. С помощью кланов Штормовых Грабителей (Stormreaver) и Сумеречного Молота (Twilight's Hammer), Гул'дану удалось поднять Могилу Саргераса со дна моря. Но, открыв древнее, затопленное хранилище, он обнаружил там лишь сумасшедших демонов, ждущих его.

Желая наказать своевольных орков за предательство, которое ему дорого обошлось, Оргрим послал своих воинов уничтожить Гул'дана и вернуть отступников в свои ряды. Но безрассудство Гул'дана привело к тому, что он был разорван на куски взбешенными демонами, которых сам и выпустил. После смерти своего предводителя орки-изменники быстро покорились власти разъяренных легионов Думхаммера. Но, несмотря на то, что восстание и было подавлено, Орда не смогла восполнить ужасные потери, которые она понесла. В результате предательства Гул'дана, Альянс получил не только надежду, но и время на то, чтобы перегруппировать свои силы и принять ответные меры.

Лорд Лотар, видя, что внутри Орды произошел раскол, собрал свои последние силы и отбросил Думхаммера на юг, в опустошенный и разрушенный центр Стормвинда. Там воины Альянса поймали отступающую Орду в ловушку, заманив ее внутрь вулканической крепости Шпиля Черной Скалы (Blackrock Spire). И хотя Лорд Лотар пал в сражении у подножия Шпиля, одному из его лейтенантов, Туралиону (Turalyon), в последний момент удалось сплотить силы Альянса и отбросить Орду назад в ужасное Болото Печалей (Swamp of Sorrows). Воины Туралиона смогли разрушить Врата Тьмы, мистический проход, соединяющий орков с их родным миром - Дренором. В конце концов Орда, лишенная подкреплений и ослабленная внутренней борьбой, пала перед мощью Альянса.

Одиночные кланы Орков были быстро окружены, схвачены и помещены в  охраняемые лагеря. Казалось, Орда наконец-то побеждена, но некоторые все еще не могли поверить, что мир воцарился надолго. Хадгар, ставший к тому времени известным Архимагом, убедил руководителей Альянса в том, что необходимо построить крепость Нетергард (Nethergarde). Эта крепость нужна была для того, чтобы из нее следить за руинами Ворот Тьмы и таким образом обезопасить себя от   вторжений из Дренора в будущем.

Вторжение в Дренор
Warcraft 2X: За Вратами Тьмы

Как только утихли пожары Второй Войны, Альянс предпринял серьезные меры, чтобы предотвратить угрозу возвращения орков. На южных землях Лордерона было построено много больших лагерей, в которых содержались пленные орки. Охраняемые и паладинами, и заслуженными солдатами Альянса, лагеря оказались успешной затеей. Хотя пленные орки были не прочь затеять новую войну, суровые лагерные надсмоторщики, до этого работавшие в старой тюрьме-крепости Дарнхольде (Durnholde), осаживали их и поддерживали порядок.

Однако, в проклятом Дреноре была создана новая армия орков, готовая нанести удар ничего не подозревающему Альянсу. Нер'зул, прежний наставник Гул'Дана, объединил оставшиеся кланы Орков под своим темным флагом. С помощью клана Темной Луны (Shadowmoon clan), старый шаман хотел открыть несколько проходов, сквозь которые Орда могла бы проникнуть из Дренора в новые, неиспорченные миры. Но для того, чтобы создать эти проходы, ему нужны были различные заколдованные артефакты из Азерота. Поэтому Нер'зул еще раз открыл Врата Тьмы и отправил сквозь них своих слуг на поиски этих артефактов.

Воины новой Орды, во главе со старыми вождями Громом Хеллскримом и Килроггом Дэдаем (Kilrogg Deadeye – Kilrogg Пустой Глаз) из клана Кровавой Пустоши (Bleeding Hollow), неожиданно напали на защитников Альянса и прорвались сквозь их ряды. Следуя точным приказам Нер'зула, орки быстро завладели артефактами, которые им и были нужны, и вновь скрылись в безопасном Дреноре.

Король Лордерона Теренас, уверенный в том, что орки готовят новое нападение на Азерот, созвал своих наиболее преданных лейтенантов. Он приказал Генералу Туралиону и Архимагу Кадгару возглавить отряды и, пройдя сквозь Врата Тьмы,  расправиться с орками раз и навсегда. Войска Туралиона и Хадгара проникли в Дренор и неоднократно вступали в сражения с кланами Нер'зула на разоренном Полуострове Адского Пламени (Hellfire Peninsula). Но даже с помощью эльфийской лучницы Аллерии Виндраннер (Alleria Windranner - Бегущая по Ветру), дварфа Курдрана Вилдхаммера (Kurdran Wildhammer - Дикого Молота) и почетного солдата Даната Троллбэйна (Danath Trollbane), Кадгар не смог помешать Нер'зулу открыть проходы в  другие миры.

Нер'зулу наконец удалось открыть проходы в другие миры, но он и не предполагал, какую ужасную цену ему придется заплатить за это. Сильные потоки энергий, прорывающиеся из этих проходов, начали разрывать саму реальность Дренора. Пока армия Туралиона отчаянно сражалась, чтобы вернуться к себе домой, в Азерот, мир Дренора начал рушиться. Гром Хеллскрим и Килрогг Дэдай, понимая, что безумные планы Нер'зула приведут всю их расу к гибели, собрали оставшихся в живых орков и бежали в относительно безопасный мир Азерота.

Туралион и Хадгар решили пожертвовать собой и уничтожить Врата Тьмы со стороны Дренора. Несмотря на то, что в этом случае и их самих, и их соратников ждала неминуемая гибель, они понимали, что только так можно было обезопасить Азерот. В тот момент, когда Хеллскрим и Дэдай, отчаянно пытаясь спастись, пробились сквозь ряды человеческой армии, Врата Тьмы взорвались прямо за их спиной. Теперь им, и другим оркам, оставшимся на Азероте, больше некуда было возвращаться.

Не успели Нер'зул и преданный ему клан Темной Луны войти в самый широкий из всех новых проходов, страшные вулканические извержения сотрясли континенты Дренора и те начали разваливаться на части. Горящие моря вышли из берегов и начали заливать расколотую землю. В конце концов мощный, ужасающей силы взрыв окончательно уничтожил растерзанный мир.

Рождение Короля Мертвых

Нер'зул и его последователи попали в Искривленное Пространство (Twisting Nether), материя которого соединяла все миры, рассеянные по Великой Тьме. Но Кил'джадэн со своими слугами уже ждал их. Кил'джадэн, поклявшийся отомстить Нер'зулу за его гордыню, медленно разрывал на куски тело старого шамана. Кил'джадэн оставил дух шамана живым и невредимым, для того, чтобы Нер'зул испытывал ужасные мучения,  чувствуя, как его тело  разрывают на части. Нер'зул молил демона, чтобы тот выпустил его душу и подарить ему смерть. Однако Кил'джадэн был неумолим и на все его мольбы мрачно отвечал, что Договор Крови (Blood Pact), который они заключили давным-давно, все еще связывал их, и что у Нер'зула еще оставалась цель, которой он должен служить.

Неудачная попытка орков завоевать мир для Пылающего Легиона вынудила Кил'джадэна создать новую армию, чтобы посеять хаос в королевствах Азерота. Но в этой новой армии не должно было быть даже малейшей конкуренции и внутренних раздоров, жертвой которых стала Орда. Эта армия должна была стать беспощадной и целенаправленно выполнять свою миссию. На этот раз Кил'джадэн не мог допустить провала.

Дух Нер'зула был беспомощным и неподвижным в руках Кил'джадэна, и тот дал ему еще один последний шанс послужить Легиону. Поскольку иначе он был бы обречен терпеть вечные муки, Нер'зул опрометчиво согласился заключить договор с демоном. Дух Нер'зула был помещен внутрь специального, твердого как алмаз, куска льда, собранного в отдаленных уголках Искривленного Пространства. Замурованный в куске льда, Нер'зул чувствовал, как его сознание расширилось в десятки тысяч раз. Измененный мистическими силами демона, Нер'зул стал неосязаемым существом, обладающим невероятной силой. В тот момент орк, который раньше был Нер'зулом, исчез навсегда, а взамен него появился Король Мертвых (Lich King).

С помощью магии демон также изменил преданных Нер'зулу рыцарей смерти и его последователей из Клана Темной Луны. Злые колдуны были разорваны на части, а вместо них появились мертвецы - Личи (Liches). Демоны убедились, что даже в смерти последователи Нер'зула служили ему беспрекословно.

Когда пришло время, Кил'джадэн объяснил цель, с которой он создал Короля Мертвых. Нер'зул должен был сеять смертельную болезнь и ужас по всему Азероту, что в свою очередь уничтожило бы человеческую цивилизацию навсегда. Все те, кто умрут от страшного заболевания, станут живыми мертвецами, а их души будут навеки прикованы к Нер'зулу. Кил'джадэн пообещал Нер'зулу, что если тот выполнит свою темную миссию и мир наконец-то будет избавлен от людей, то он снимет с него (Нер'зула) проклятие и подарит ему новое, здоровое тело.

Но, хотя Нер'зул был сговорчивым и, судя по всему, готовым сыграть свою роль, Кил'джадэн не очень-то доверял своему созданию. Король Мертвых был бестелесен и замурован внутри ледяной глыбы; в течение какого-то времени это гарантировало то, что он будет послушен. Но демон знал, что должен постоянно следить за ним. Поэтому Кил'джаден призвал своих особых слуг, расу вампиров - Повелителей Ужаса (Dread Lords), приказал им следить за Нер'зулом и сделать все, чтобы тот обязательно  выполнил свою темную миссию. Тикондриус (Tichondrius), наиболее сильный и коварный из Повелителей Ужаса, был готов к этому; он был поражен силой страшного заболевания и необузданной страстью Короля Мертвых к уничтожению.

Ледяная Корона и Ледяной Трон

Кил'джадэн запустил глыбу льда с Нер'зулом внутри в мир Азерота. Твердый кристалл пронесся по ночному небу и, врезавшись в пустынный арктический континент Нортренд (Northrend), глубоко застрял внутри ледника под названием Ледяная Корона (Icecrown). Кристалл льда, потрескавшийся и изломанный после жесткого приземления, принял форму трона, внутри которого зашевелился мстительный дух Нер'зула.

Внутри Ледяного Трона (Frozen Throne) сознание Нер'зула стало расширяться и захватывать разум коренных жителей Нортренда. Ему не потребовалось много усилий, чтобы подчинить себе умы местных существ, к которым относились и ледяные тролли, и жестокие Вендиго (Wendigo). Нер'зул объединял братства этих злых созданий под своей темной властью. Он обладал почти безграничными сверхъестественными силами и использовал их, чтобы создать небольшую армию, которую разместил в  бесчисленных лабиринтах Ледяной Короны. Совершенствуя свои растущие способности под бдительным надзором Повелителей Ужаса, Король Мертвых обнаружил отдаленное поселение людей на краю обширного Ущелья Драконов (Dragonblight). Повинуясь собственному желанию, Нер'зул решил проверить свою силу на этих ни о чем не подозревавших людях.

Нер'зул наслал на арктическую пустошь загадочную болезнь, которую создал в глубине Ледяного Трона. Управляя распространением этого заболевания только с помощью своей воли, он обрушил его на человеческую деревню. Не прошло и трех дней, как все жители поселка умерли. Однако вскоре эти мертвые люди восстали, превратившись в зомби. Нер'зул чувствовал душу и мысли каждого как свои собственные. Бушующая неразбериха в его сознании, казалось, лишь добавила силы Нер'зулу, как будто души мертвых дали ему столь необходимую энергию. Он понял, что управлять зомби и вести их к любой поставленной цели было безумно легко.

Несколько следующих месяцев Нер'зул продолжал экспериментировать с этой эпидемией, порабощая каждого человека, живущего в Нортренде. Его армия из зомби быстро росла, и он знал, что приближается время истинного испытания его силы.

Сражение у Грим Батола

Между тем, на южных землях, опустошенных войной, остатки войск Орды, разбросанные всюду, боролись за свое выживание. Гром Хелскрим со своим кланом Боевой Песни сумел избежать плена. А вот Дэдай и его клан Кровавой Пустоши были окружены, схвачены и размещены по лагерям в Лордероне. Но, несмотря на сопротивление орков и восстания тех, кто все еще оставался на свободе, начальники лагерей быстро восстановили контроль над своими страшными подопечными.

Однако Альянс не знал о том, что большие отряды Орков все еще свободно бродят по северным склонам Кхаз Модана. Клан Утробы Дракона (Dragonmaw) во главе с неизвестным колдуном Некросом (Nekros) обладал древним артефактом, известным как Душа Демона (Demon Soul), и с его помощью управлял драконами и их Королевой  (Dragonqueen), Алекстразой. Держа Королеву Драконов в качестве заложника, Некрос создал тайную армию внутри заброшенной, считавшейся проклятой, цитадели Диких Молотов в Грим Батоле. Некрос, планируя направить свои войска и могущественных красных драконов против Альянса, надеялся снова объединить Орду и продолжить завоевание Азерота. Но его мечтам не суждено было сбыться: небольшая группа воинов во главе с человеческим магом Ронином (Rhonin) сумела уничтожить Душу Демона и освободить Королеву Драконов из плена Некроса.

Драконы Алекстразы в ярости разрушили Грим Батол и сожгли дотла большинство орков из клана Некроса. Великие планы Некроса о воссоздании Орды потерпели полный крах, поскольку отряды Альянса окружили оставшихся в живых орков и бросили их в лагеря. Поражение клана Утробы Дракона положило конец существованию Орды и беспощадной жестокости орков.


Вы здесь » Азерот » Книги Судеб Азерота » История Азерота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC