Азерот

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Азерот » Сокровищница Азерота » А воть маи коробяки ^^


А воть маи коробяки ^^

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Зимой Петербург был воистину прекрасен. Улочки были укрыты покрывалом из белоснежного снега, а яркое солнце посылало лучи тёплого света, прямо на бредущих по своим делам горожан заставляя их улыбаться такой замечательной погоде. А что же происходит сейчас? Небо постоянно затянуто покровом из туч. На улицах вечная слякоть, которая за ночь успевает оледенеть и превратиться в довольно таки интересное подобие катка. Иногда я просто сижу на крыше какого-нибудь дома и с ухмылкой наблюдаю, как очередной человечек падает, поскользнувшись на льду, и ломает себе руку или ногу… Они клянут коммунальные службы из-за того, что те вовремя не посыпали улицы песком, хотя виноваты в этом сами люди. Они сами убивают свой дом, а когда им говорят, что планету лихорадит в предсмертной агонии, они легкомысленно отмахиваются, говоря, что это ещё не доказано. Хотя в глубине души они понимают, что это все правда, но они радуются, что на их веку на земле ещё можно будет жить. А на судьбы своих детей и внуков им наплевать.
Вот и сейчас я вновь сидел на крыше одного из домов и любовался рассветом. Просто посмотреть на то, как восходит солнце, в наше время стало большой роскошью, потому как трудно было поймать момент, когда налетевший ветер разгоняет тучи. Но в этот раз мне не суждено было увидеть поднимающееся из-за горизонта солнце.
Мой взгляд привлёк мальчишка лет семи-восьми, который торопливо бежал в сторону школы. Похоже, этот маленький человечек опаздывал в школу. Что ж, его стремленье придти вовремя на занятия весьма похвально. Но ему не суждено было дойти до школы. Подтаявший снег успел заледенеть за ночь, и теперь превратился в очень опасный гололёд. Мальчик бежал по льду и даже не удосужился хоть немного сбавить ход и позаботиться о собственной безопасности.
Отец этого мальчишки был крупным бизнесменом, кажется так принято называть торговцев в этом мире, он владел целой сетью небольших заводов, которые производили аэрозоли… Люди воистину очень странные существа. Они стремятся избавиться от запаха пота, считая его омерзительным и противным, хотя на самом деле он должен привлекать особей противоположного пола. Впрочем, это не так уж и важно. Каждый из народов имеет право на своё маленькое безумство. Но это безумство породило очень большие проблемы. Для людей конечно. Они ведь даже не представляли, что эти самые аэрозоли приведут планету к смерти... Не они одни конечно, но в совокупности с некоторыми другими факторами. Но самым интересным для меня фактом было то, что когда люди таки додумались до того, что этим они убивают планету, они не сделали ничего, для того чтобы оградить себя от опасности.
А если они ничего не делают, то буду вынужден сделать я. Людям ещё рано покидать этот мир. Игра ещё не началась, так что следует хранить фигуры в чистоте и порядке. Погружённый в раздумья я, к сожалению, выпустил мальчишку из виду, но не надолго. Одно мгновенье и я уже сидел на крыше школы, в которую так спешил мальчик. А вот и он, бежит сломя голову, ведь звонок уже прозвенел две минуты назад и ему как следует, попадёт за опоздание... И чем ближе он приближается к школе, тем шире становится моя ухмылка. Отец мог бы его проводить до школы, или даже подвезти на машине, но ему пришлось остаться на работе на ночь. Новая секретарша оказалась для него непреодолимым соблазном. Что ж, думаю всем известно, кто платит за грехи отцов.
Мальчик подходит к школе и уже ступает на первую ступеньку, вторую, третью... И вдруг он будто бы цепляется ногой за нить, которая оказывается очень крепкой. Мальчику не удаётся сохранить равновесие, и он падает назад. Я больше не наблюдаю с крыши. Я стою рядом с ним и вижу, как из уха бедняги вытекает тонкая струйка крови. Мальчик поскользнулся на оледеневших ступеньках школы и упал вниз, проломив череп. Он умер почти мгновенно и не почувствовал боли.
Из школы уже успела выбежать уборщица, которая довольно таки неприятно кричит и зовёт на помощь, а я стою рядом с телом мальчика и жду. Люди почти никогда не видят меня, а если и видят, то думают что я это, смешно сказать, призрак их умерших родственников. Конечно, это очень глупо, для меня. Но люди хотят верить, что те, кого они любили всегда будут рядом с ними. Даже после смерти. Конечно, иногда умершие могут придти во сне... Но очень редко и только если я позволю им. А этот мальчик ещё некоторое время не сможет обрести покоя. Ему сначала придётся сделать кое-что для меня.
Люди считают что духи, духами они, кстати говоря, считают всех кого не могут увидеть, совершенно не могут услышать то, что они говорят. Так вот это утверждение это полнейшая чушь. Сейчас я слышал крики уборщицы и мне они не очень нравились. Все-таки я существо очень чувствительное и не люблю пустых криков. Почему пустых спросите вы? Давайте посмотрим, чем же вызвана эта ария уборщицы. Я уже довольно долго наблюдаю за людьми, и кое-что успел узнать о них.
Подойдя к этой женщине, я коснулся её руки. Она могла почувствовать лёгкий холодок, который на морозе, конечно, было почти невозможно заметить, но я увидел все, что мне было нужно.
«Меня же директор уволит! Меня же в тюрьму из-за этого сопляка посадят! Дура я дура, ну почему не посыпала ступеньки песком?!»
Вот оно, самое яркое проявление материнского инстинкта у женщины. Абсолютно никакой жалости к бедному мальчишке, которому пришлось умереть, для того чтобы его отец понял, что в жизни действительно важно.
Но тут я заметил, что из груди мальчика вырвалась небольшая, ярко красная искра. Из-за проклятой уборщицы я чуть было не упустил её, но теперь то все было в моих руках. Искра плавно опустилась на мою ладонь, и я крепко сжал кулак, дабы не выпустить её раньше времени.
Теперь мне следовало навестить мать мальчишки. Она была женщиной смирной и даже доброй. Любой другой бы пожалел её но, увы, я не другой. Я тот, кто я есть и этого у меня никто не сможет отнять. Я пожалел человека один раз, и ему это счастья не принесло. Делай то, что должен и тогда все будет, так как и должно быть. Если ты начнёшь отступать от замысла, то рухнет все…
Все-таки я стал слишком много отвлекаться. А дела делать надо и не тратить время на размышления. Хотя... Думаю я могу позволить себе небольшую слабость.
Мать мальчика сейчас навещала свою собственную мать, которая на данный момент жила в небольшой деревеньке на окраине ленинградской области. Сейчас она ещё мирно спала и не знала, что сын её покинул своё тело. А старушка была не так проста, как кажется на первый взгляд. Она не спала… Старуха, что-то чувствовала. Надо будет посмотреть на неё повнимательнее. Я должен был попасть в эту деревню раньше, чем туда дойдёт весть о смерти мальчика иначе, все станет немного труднее. Я, конечно же, мог просто оказаться там, но это так скучно. Мне хотелось попасть туда более интересным способом и поэтому, в следующую секунду я уже стоял на крыше электрички, что ехала прямиком в эту деревню.
Ветер не оказывал на меня ровным счётом никакого влияния, и я мог спокойно стоять на крыше этого поезда, что нёсся с довольно таки большой скоростью к конечной цели своего путешествия. Почему конечной? Да потому что он не вернётся обратно. Я почувствовал это, как только коснулся крыши электровоза.
Очень маленькое тёмное пятнышко, которое более всего походило на тень от какого-нибудь из приборов приводящих этот поезд в движение. Это был тот самый пресловутый «ангел смерти». Люди, почему-то рисуют в своём воображении скелета в чёрном плаще и с косой. Если бы им кто-то сказал, что смерть, это небольшое тёмное пятнышко, то могу заявить со стопроцентной уверенностью, это вызвало бы как минимум снисходительную улыбку. Почему люди выдумывают себе страшных монстров, а когда им говорят что этот монстр не страшнее хомячка, они искренне считают это полнейшей глупостью? Наверное, этот вопрос риторический.
Это тёмное пятнышко было на шее у машиниста, мужчина сорока лет, без семьи и без родственников. Обычно такие вот безликие люди и убивают сотни. Убивают не намеренно конечно. Чаще всего просто они «не справляются с управлением». Всемогущий человеческий фактор. Куда легче просто заставить человека уснуть, нежели разбалтывать какие-то детали или выводить из строя оборудование.
Если бы я был простым человеком, то я бы наверняка покинул такой вот «поезд смерти» но я не был человеком. Мне было интересно понаблюдать за тем, как смерть вершит свою работу, и я попросту поудобнее уселся на крыше и стал ждать. Если бы я попытался вмешаться и изменить то, что уготовило это тёмное пятнышко всем этим людям, то последствия были бы не очень хорошими. Не только для людей, но и для меня. Но смерть великодушна и она любит, когда кто-то наблюдает за её работой. Она даже в чём-то тщеславна... Надо будет польстить её самолюбию, когда все это закончится.
Зрелище и в правду обещало быть очень интересным. Потому как оказалось, что машинист оказался не таким уж и тихоней как я предполагал в начале. Ему вдруг захотелось проверить насколько может разогнаться этот поезд. А то, что он ехал один, делало положение ещё интереснее. Почему он едет один, спросите вы? Ведь по инструкции как минимум два машиниста должны следить за движением состава. А все очень просто, наше самолюбивое чёрное пятнышко позаботилось и об этом. За пять минут до отбытия поезда напарнику позвонили и сказали что его жена сейчас в больнице. На неё напал какой-то отморозок и нанес бедной женщине несколько ударов ножом. И сейчас бедная женщина находится присмерти…
Напарнику пришлось ехать в больницу, а подменить его было некому. И состав повёл только один машинист. И никто не видел того, что он захватил с собой небольшую бутылочку водки. Так он, наверное, хотел скрасить своё одиночество в пути. Неужели мама с папой не говорили ему, что чрезмерное употребления алкоголя вредит здоровью?
Но так или иначе разгорячённый выпитым алкоголем машинист гнал поезд все быстрее и быстрее. А я же в этот миг наблюдал за тем, как один из болтов удерживающих рельсы начал медленно раскручивается и вскоре, он уже лежал на земле. Вот и все. Ужас, крик, боль. И множество искорок поднимаются к небу. Если бы я не был занят делом то, разумеется, не преминул бы возможностью пополнить свою коллекцию, но сейчас у меня не было на это времени. Мне следовало попасть в деревню, в которой жила мать того мальчика, что погиб около часа назад. Но мне было очень трудно оторвать взгляд от пылающих вагонов... От окровавленных тел, что лежали тут и там... Но, сделав усилие, я таки перенёсся к двери дома, в котором жила бабушка мальчика.
Ни она, ни её дочь не знали об утреннем происшествии и это, делало мою работу куда более лёгкой. Почему не знали? Ведь телефон то в деревне есть скажете вы. Не совсем так. К сожалению, вчера выпало слишком много снега и под его тяжестью, подломился один из столбов. И после этого можете мне не говорить что «раньше строили на совесть». Если телефонный столб стоит пять десятков лет, то даже немножко снега может сломать его пополам. К сожалению, дерево имеет такую неприятную особенность как гниение.
А я же все ещё стоял перед дверью домика. Осторожно шагнув вперёд, я прошёл внутрь и обнаружил, что старуха готовила чай на кухне, а женщина все ещё спала. Ухмылка вновь коснулась моего лица, и я сделал несколько шагов в сторону комнаты, в которой спала женщина. Уже почувствовал вкус добычи, я на мгновенье потерял бдительность и забыл о старухе…
- Демон! Изыди дьявол! – услышал я за своей спиной тихий шёпот. И когда я обернулся, то увидел, что перепуганная старушка смотрит на меня и глаза её сейчас более всего похожи на две громадные монеты…
- Изыди! Изыди! – Продолжала шептать старуха, то и дело крестясь. Все летело в Пустоту. Мой облик мог бы вполне немного напугать обычного человека… Я уже и забыл что и в самом деле немного похож на дьявола - героя людской мифологии.
Я посмотрел старухе в глаза и прошептал «спи». И в следующий миг она опустилась на пол, негромко похрапывая. Теперь же мне следовало немного изменить план действий. Отнимать у людей память я не мог, но заставить их поверить в то, что память их им врёт, мне было вполне по силам. Первоначально я хотел войти в сон женщины, но теперь следовало заняться старухой.
Осторожно склонившись над ней, я провёл ладонью по щеке старухи… и через несколько секунд, она пошла к своей кровати и улеглась в неё. А когда же она проснется, то она будет считать все увиденное сегодня сном.
Но такую ошибку себе простить я не мог. Старуха ведь была знахаркой... А такие люди вполне способны увидеть меня если я конечно не пожалею спрятаться от их взоров. В этот раз я сглупил, но такого больше не повторится.
Теперь же я мог с чистой совестью заняться тем, зачем пришёл в этот дом. Пройдя в комнату, в которой спала женщина, я осмотрелся и увидел, что здесь было целых два окна. Что ж это очень даже поможет делу.
Осторожно сев на край её кровати я склонился над спящей женщиной и очень тихо прошептал.
- Проснись... – Но от этих слов она, конечно же, не проснулась. Она лишь ушла в тот сон, который творил для неё я.
Она открыла глаза и увидела, что на краешке кровати сидит её восьмилетний сын – Алёша.
- Алёшка? – пробормотала женщина, ёжась от холода. Окна почему-то были открыты настишь. – Что ты здесь делаешь? – Женщина определённо ничего не понимала. Почему её сын был здесь, ведь ещё вчера вечером она звонила домой и разговаривала с сыном, перед тем как тот лёг спать.
- Помоги мне, мама... – Услышала она еле слышный шёпот. Но губы мальчика не двигались. – Мне больно... Помоги... Помоги мне...
Женщина смотрела на сына и с ужасом понимала, что у мальчика из носа течёт маленькая струйка крови, а кожа становится все бледнее и бледнее.
- Помоги... Мне больно... Мама...
Когда же она попыталась коснуться руки мальчика, все окутала тьма, и она проснулась.
Я слышал, как колотилось её сердце, видел страх в глазах этой глупой женщины, которая не смогла углядеть за собственным сыном. Она проснулась в холодном поту и ещё несколько минут пыталась осознать, где сон, а где реальность.
С кровожадной ухмылкой я поднялся с кровати и подошёл к окну. Солнце уже во всю светило, но тучи... Чёртовы тучи, вновь затянули все небо. Казалось бы, глупость, но тот факт, что я не могу полюбоваться этим пылающим диском, немного подпортил мне настроение. Ну что ж, вместо того чтобы прохлаждаться, любуясь на небо, я буду вынужден заняться делом, что вообщем-то хорошо.
Женщина к тому времени уже поднялась с кровати и чуть пошатываясь, пошла на кухню, дабы умыться и окончательно убедить себя в том, что сны это сны и с реальностью они мало связаны. И как людям удаётся просто верить или не верить? Для меня такой вопрос всегда будет оставаться загадкой.
Я не торопясь, проследовал за женщиной и с удовольствием отметил, что отпечаток того страха, что она испытала этой ночью, надолго закрепился в её глазах, спрятался. И теперь старуха, которой я позволил проснуться, не смогла бы даже почувствовать моё присутствие не то, что увидеть.
- Лариска, ты даже не представляешь какое чудище, мне сегодня приснилось... – Услышал я через минуту ворчливый и одновременно с этим слегка напуганный голос старухи, которая вышла на кухню. – Снилось мне, будто стою я, значит на кухне, а тут слышу, что кто-то по коридору прошёл и к твоей комнате идёт. Ну, я вышла в коридор посмотреть, авось Володька твой приехал, а там никакой не Володька, а чудище, самое настоящие! Здоровенный такой, что чуть ли не вдвое согнулся, чтоб в потолок головой не упереться, а на голове-то рога козлиные... Я ему как крикну - поди прочь, бес проклятый! А он как развернётся да как посмотрит на меня глазищами своими зелеными, да так и сгинул, будто и не было его и никогда.
Но женщина даже и не обратила внимания на то, что говорила мать. Может, что-то поняла? Она вполне могла подумать, что этот самый «бес» наслал на неё такой вот интересный сон.
Но нет... Когда я коснулся её мысли, я понял, что она даже не слушала мать. Все её мысли кружились вокруг сына и сейчас, она пыталась вспомнить, со скольки работает почта, дабы позвонить оттуда домой.
- Приснится же такое. – С натянутой улыбкой проговорила женщина, которую, оказывается, зовут Лариса. Мне никогда не были интересны имена людей. Все равно они звучали для меня одинаково. Гораздо больше меня интересовали глаза... Ведь только по глазам я мог различать этих людишек.
- И не говори... – Устало проворчала старуха – Моя бабка мне так говорила. Коли увидела ты беса во сне, то значит, он по твою душу пришёл.
- Не говори глупостей мама – на этот раз улыбка Ларисы была снисходительной. – Ведь учёные уже давно доказали что сон это просто сон и ничего больше. Ты не можешь видеть будущего во сне и прочая чепуха, тоже необоснованна и проще говоря, бред.
- Не скажи дочка... – Прошептала старуха. – Вот Надька, соседка моя бывшая, как увидела во сне рогатого, так через неделю и окочурилась, храни господь её душу.
Мне было даже интересно послушать этот небольшой спор. Столкнулись два извечных врага. Наука против веры, кто же победит? Меня это, откровенно говоря, забавляло. Ведь магия в людях начала просыпаться только относительно недавно, но они от неё так яро открещиваются, что можно сказать они так боятся сделать свою жизнь лучше, что готовы отправлять на костёр любого кто желает помочь им.
- Твоей Надьке было лет девяносто и то, что она умерла от сердечного приступа, ни к каким бесам отношения не имеет. Да и право слово хватит тебе всякие во всякие детские сказки верить, уже до седых волос дожила, а всё в привидений веришь. Алёшка-то и тот уже перестал верить во все эти бредни.
- Ох, Лариска-Лариска... – Устало вздохнула старуха сев на стул. – Не шути ты с нечистым, ох не шути... Добра это тебе не принесёт.
Дальнейшую беседу этих женщин мне слушать не хотелось. К той, что зовут Ларисой, я вернусь этой ночью. Секунда, и я уже сидел на печной трубе, всматриваясь в небо затянутое тучами. Неужели мне никогда не увидеть солнца?
Обидно конечно... Но думаю, я это переживу. Пока у меня было несколько часов, для того чтобы поразмышлять о людях и их странных обычаях. А эта женщина тем временем сходит на почту и узнает, что телефонной связи нет, затем она решит вернуться в город пораньше но, к сожалению, из-за аварии пути будут закрыты ещё пару недель.
Я, честно говоря, не любил деревни. Здесь были слишком низкие дома и с их крыши, я не мог, как следует осматривать улицы. А ведь это в последнее время стало таким интересным занятием. Так весело наблюдать как люди, словно муравьи куда-то идут, что-то делают. А ещё интереснее наблюдать, как они дерутся между собой из-за всяких глупостей вроде бумажек, которые они называют деньгами.
В деревнях было так скучно... Все занимаются тем, что доят коров да косят сено. Здесь жизнь словно бы уснула и все никак не желает просыпаться. Интересно, почему людям так хочется жить здесь?
Я всматривался в небо и думал... Думал обо всем и ни о чём. Люди так не могут, они могут делать лишь одно дело за раз, а мне позволено делать сотни, тысячи дел одновременно и порой мне бывает довольно таки трудно достичь некоего порядка у себя в голове. К примеру, сейчас я думал только о нескольких вещах, но это все, потому что я был в этом сонном месте, но когда я в городе я наблюдаю за тысячами людей одновременно и думаю над каждым их шагом. Пытаюсь понять, что они делают и зачем. Так я пытаюсь развеять скуку... но сейчас мне было очень интересно, почему же старуха назвала меня «нечистый»? Грязным я никогда не был... Странно это. Очень даже странно. Надо будет, как следует поискать в истории людей, что же означает это странное слово. И чем же меня могло разозлить то, что в моё существование не верит какая-то заурядная дамочка? Наоборот, так даже гораздо удобнее делать свои дела. Ведь тот в кого люди не верят, для них не существует. А если не существует, то значит и делать ничего не может. По-моему такая маскировка очень действенна и укроет по лучше всякой невидимости для простых смертных. Но кому интересно моё мнение?
По лицу пробежала грустная улыбка. Ведь я понимал, что никто и никогда не то, что не спросит у меня о том, что я думаю, по поводу этого вопроса так попросту не захотят со мной говорить. Все те, кто способен увидеть меня считают меня так называемым «нечистым» и в ужасе падают в обмороки. А те, кто не видит и не увидят никогда, потому что видеть не хотят.
Не люблю одиночество, и не люблю скуку. А больше всего не люблю тучи. Но в этой деревне меня ожидает и первое, и второе и третье. Хотя... Такой мешок подарков меня, пожалуй, будет ждать повсюду. Ведь в этом мире я надолго.
- Добро всегда побеждает зло! – Донёсся до моих ушей мальчишечий голос. Похоже, кто-то из местных детишек решил с утра пораньше погулять на свежем воздухе. Что ж похвальное желание. Ведь люди считают, что свежий воздух и солнечный свет очень положительно влияет на здоровье.
Но мне нравится только солнечный свет, а на воздух мне наплевать.
- Почему? – Второй голос был полон удивления, и даже негодования. Хм... Интересно-интересно. Послушаем, что же ответит наш ценитель добра.
- Потому! Добро сильнее вот поэтому и побеждает! – А мальчишка, похоже, был более чем уверен в своей правоте. Да и что с него взять? Люди смотрят фильмы, в которых «добрые» герои, убивая сотни людей которые, кстати говоря, «злые» спасают мир от всего плохого. А ведь никто даже и не задумывается о том что, убивая людей, они становятся не менее злыми, чем те от кого они спасают мир. Все-таки более верно прозвучало бы утверждение, что зло всегда побеждает зло, потому что оно сильнее.
Если бы мои мысли слышал какой-нибудь почитатель высших сил, то он бы наверняка заявил мне что Господь это и есть добро. Но почему говоря об этом, они забывают сказать, что этот самый добрейший Господь посылает бедных людей, мучатся в аду за то, что эти самые люди имели неосторожность съесть лишнию конфету. Конечно, можно сказать, что если человек раскается, то он попадёт на небо, но скажите мне, как можно заставить человека поверить в то что, съев конфету, он сделал что-то плохое? Я считаю, что такое невозможно. А на мнение людей мне наплевать. Или возьмём ещё один пример из людской мифологии. Великий потоп. Я то знаю, что подобного никогда не было, но люди истово верят в то, что Бог убил миллионы людей. Почему убил? Потому что грешили, конечно. Но что же это за бог такой, если он свои же заповеди нарушает? Ну, понятно, что грешников покарать следовало. Я в этом согласен с этим так называемым Богом, но церковники говорят, что младенцы безгрешны. А сколько младенцев было убито Богом за грехи? Если мне кто-то скажет, что до великого потопа младенцев не было вообще, я рассмеюсь ему в лицо. Были детишки, да только вот утонули они за свои грехи. Ну и я просто не могу не рассмотреть ещё кое-что из небесной канцелярии. Люцифер. Зло в собственном соку как сказал один из людей. Он возгордился, посчитал себя лучше других, а что он получил? Ему даже не дали возможности одуматься и покаяться в своём странном грехе. Сразу же, он был сброшен в ад и там стал заведовать пыточными камерами. А если мы подумаем, почему так называемый Бог допустил такое? Просто-напросто ему хотелось оставаться чистеньким и беленьким, в то время как его работу будет выполнять другой. Он абсолютное добро, которое убивает людей и обрекает их на вечные муки. Пускай и не своими руками.
За такими размышлениями я просидел на трубе несколько часов. Я видел, как Лариса вернулась домой с почты. Странно, но на лице её ничего не отражалось. Похоже, её неверия хватило на то чтобы заставить себя поверить что сон, который я послал ей, был лишь глупостью и все с её сыном нормально. Ну что ж этой ночью мне придётся поработать получше.
А солнца все ещё не было видно. Мне было скучно, и я понимал, что эта проклятая деревня слишком уж сильно на меня влияет. Я начал становится слишком уж ленивым. Мне совершенно не хотелось никуда слезать с этой трубы и просто сидеть на ней и думать. Думать обо всем, что происходит в этом мире. Думать о жизни и смерти, о добре и зле. И о людях...
К моему немалому удивлению к вечеру тучи рассеялись, и я смог полюбоваться последними лучами заходящего за горизонт солнца. Это воистину божественная картина. Я мог бы смотреть на закат часами но, к сожалению дела, не могут ждать и поэтому, как только последний лучик солнца упал на крышу дома, я оказался около телевизора, который в этот момент смотрела женщина по имени Лариса вместе со своей матерью.
Женщины могли часами смотреть эту коробку и сопереживать все счастья и беды киногероев. Мне бы не хотелось ждать того момента, пока она наконец-то узнают о том, чьего же ребёнка носит Анжела и с кем Вадим изменяет Кате.
И для того чтобы старуха поскорее ушла спать, я слегка изменил её разум. Она не почувствовала ничего кроме сильной усталости да огромного желания поскорее оказаться в кровати.
- Знаешь доченька – проговорила она, поднимаясь с дивана – меня что-то в сон клонит, пойду я на боковую... Да и ты не засиживайся допоздна.
Лариса же только кивнула в ответ на слова матери, не отрывая взгляда от телевизора. А мне же оставалось только подивиться тому, как быстро люди стали забывать дурные сны.
Через пол часа я решил, что пора бы уже напомнить нашей Ларисе о том, что спать нормально её больше не удастся.
Склонившись над ней, я прошептал, почти касаясь губами уха женщины.
- Спи...
Она не помнила, как погрузилась в мир грёз. А если быть точным, то она этого вообще не заметила. Сейчас, во сне, она так же сидела на диване и смотрела любимый сериал.
А я же тем временем выключил работающий телевизор, чтобы он не разбудил Ларису раньше времени и не помешал мне.
Теперь мне предстояло сделать кое-что ещё. Я подошёл к спящей женщине и провёл перед её глазами кулаком, в котором покоилась маленькая, почти потухшая искорка.
В этот миг сон Ларисы изменился.
Она услышала голос своего сына, еле слышный, он словно шёл из-за стены.
- Мама... Помоги... Мама... Мне очень больно...
Женщина вскочила с дивана и в страхе огляделась.
- Алёша?! – Крикнула она в пустоту. Но ответа не последовало и тогда, она рванулась в коридор, потому что ей показалось, что голос сына шёл оттуда. И когда она вышла из комнаты она вновь услышала голос.
- Мама... Больно... Он меня не отпускает... Помоги... Помоги...
Лариса вновь бежала на голос, и когда она открыла дверь своей комнаты, то увидела что около одного из окон стоит её сын, который в лунном свете казался неестественно бледным.
- Мама! – прокричал мальчик и рванулся, было к ней на встречу, но его что-то или кто-то держало.
И только сейчас Лариса заметила, что за спиной Алёшки стоит какое-то чудовище... Длинные, изогнутые назад в коленях ноги. Вытянутая шея, зелёные глаза, вытянутая шея и козлиные рога... И кровожадная ухмылка на лице, которое чем-то напоминает человеческое... Только жутко извращенное.
- Господи... Спаси и сохрани... – Начала шептать женщина, судорожно пятясь. И тут она ударилась спиной о стену и открыла глаза.
Сон. Это был всего лишь сон. Сны не могут быть реальными... Сны это не правда! Кричал разум женщины, которая судорожно глотала воздух.
Она попыталось, было встать с дивана, но ноги не слушались её и она, попросту упала на пол. Сердце билось с сумасшедшей скоростью, а перед глазами у Ларисы стояло то чудовище... Оно схватило Алёшку и мучило его.
- Нет... – шептала она, делая новую попытку подняться, на этот раз более удачную – Это только сон... Только сон... Сон...
Это было весело. Люди так пугливы, что от одного моего вида они готовы намочить штаны. Я позволил себе лёгкий смешок, когда женщина белая от страха упала на пол и начала шептать что это только сон. Давно я так не веселился... Очень давно. Обязательно надо будет повторить нечто подобное. Но сейчас нужно подлить масла в огонь.
Поскольку женщина могла просто отгородиться от этих снов стеной неверия и уверенности в том, что сны не имеют ничего общего с реальностью, я вновь подошёл к женщине, которая уже успела подняться на ноги и судорожно пыталась отдышаться.
- Сомневайся... – Прошептал я, вновь склонившись над её ухом.
Теперь наблюдать за мыслями женщины стало куда веселее. Они метались из стороны в сторону, словно безумные псы. То она готова была поверить в то, что её сына похитили демоны, то она обретала, казалось бы, незыблемую уверенность в том, что демонов не существует. Но та тьма и тишина что царили вокруг неё, больше склоняли чашу весов в сторону того, что все народные суеверия оказались правдой и теперь её нужно сломя голову бежать в церковь и просить батюшку, чтобы тот спас Алёшку.
- Лариса? – Послышался голос старухи, которая каким-то неведомым мне образом сумела проснуться и почувствовать что с дочерью что-то не так. Похоже, моё веселье оборвалось на самом интересном месте. Жаль, но ничего не поделаешь... А старуха все-таки не так проста. Надо будет к ней получше приглядеться. Если я не обленюсь до предела в этой обители скуки.
- Лариса что с тобой?! – Воскликнула старуха, подойдя к дочери поближе. Я видел её страх, но страх это был крайне скучный. Она просто беспокоилась по поводу того, что дочь сидит со стеклянным взглядом в полной темноте да не отвечает ей.
- Мама... – Прошептала женщина и, обняв старуху, расплакалась.
Так продолжалось безумно долго. Эта женщина умудрилась прорыдать остаток ночи, но так ничего и не сказала старухе. А я же просто сидел на телевизоре и ждал, пока они снизойдут хоть до чего-то более интересного.
- Я... Я видела... Его... – Сквозь слёзы пробормотала Лариса и после этих слов ещё сильнее зарыдала.
- Кого видела, доченька? – Спросила её старуха. Но я видел, что она знала, кого видела дочь, но зачем тогда спрашивать? Странные существа, очень странные...
- Его... Чудовище... Тот... о ком ты говорила... – Сквозь слёзы выдавила из себя женщина.
Дальше я не слушал. Мне безумно надоели все эти слезы, и нытьё о том, что злобные бесы поедают детей. Если бы у меня была такая возможность, то я бы объявил на весь мир, что не ем ни чьих детей. Но разве мне бы кто-нибудь поверил? Глупый вопрос, разве можно верить бесу? Нет, конечно! Почему? Да потому что он бес и потому что он детей ест. Есть такое понятие как народная мудрость. Но это я отнёс бы к разряду народной дурости, как и многое другое. Про «нечистого» например.
Я и сам не заметил, как оказался на излюбленной трубе. Из-за проклятых женщин я пропустил восход и это, меня изрядно огорчило. Хотя... Чему я огорчаюсь то? Все равно из-за туч я бы ничего не увидел. Определённо мне нужно пожить в Африке. Там туч почти не бывает. И солнце часто видно. Или в Антарктиду... Но там скучно.
Женщина все ещё продолжала лить слезы, так что мне оставалось только ждать, пока мать не потащит её в церковь для разговора со священником. Раньше в мире царила очень интересная тенденция, если у тебя были какие-то проблемы, то тебе нужно идти к священнику, и он обязательно поможет. Но священники говорили только одну заученную фразу. «Молитесь и Господь вам поможет». Честное слово тогда я думал, что в церковных школах учат этой фразе на всех языках мира и больше ничему другому. И если священник скажет Ларисе что-нибудь другое, то я отгрызу свою собственную руку и самолично её съем.
Погружённый в размышления о священнослужителях я и не заметил, как женщины покинули свой домик, и пошли в сторону церкви. А если быть точным, то я видел это, но не придал этому особого значения. Но сейчас я уже деловито сидел в колокольне и ждал пока наша безутешная мать подойдёт к этому Храму.
Если священник человек разумный то он может помочь простым людям, которые ищут помощи у Бога. Говоря разумный, я имею в виду что человек и в правду должен быть разумным, а не сваливать все проблемы на мифического злого-доброго Бога. Он сам должен помогать людям решить их проблемы своими же, людскими методами и действиями. А не говорить всем кто просит у них помощи, чтобы те молились усердней. Хотя... Может люди просто хотят молиться? Может, им просто нужен сильный и всемогущий Бог, который решит за них все их проблемы? Бог, который заберёт на себя всю ответственность, что должна лежать на плечах простых людей. Прогонит наконец-то проклятого поедятеля детей, который ещё и не моется?
Всё это очень напоминает мне отношение родителей с детьми. Дети хотят и требуют, чтобы родители защищали их, чтобы решали за них их же судьбу. До определённого возраста конечно. А потом они хотят свободы, хотят сами испробовать жизнь на вкус. Но быть может вкус этой самой жизни им не нравиться, и они вновь хотят вернуться под крыло родителей? Возможно, но родители больше не в состоянии защищать их, они больше не могут принимать решения за детей и тогда дети придумывают себе такого отца, который будет их всегда защищать и всегда брать ответственность с их плеч. Может мои суждения, и были верными, а может так называемый Бог, и в правду существовал... Странно, но судя по описаниям, этот самый Бог больше всего похож на Нэрэ. Но он не мог править этим миром, сейчас он сидит в своей скорлупе, отгородившись от всего, что было создано и возможно молится своему Богу.
И вновь я слишком глубоко ушёл в свои мысли, и поэтому я увидел Ларису вместе с её матерью только тогда, когда они вошли в храм.
Мгновенье, и я уже стою за спиной священника, который деловито перечитывает библию. Что же ты там ищешь, святой отец? Ответы на все вопросы? Не думаю... тебе просто скучно, и свою скуку ты пытаешься развеять таким образом. А у меня для этого дела есть свои методы.
Женщина по имени Лариса стала деловито ставить свечи и шептать что-то. Я не слушал, мне не интересны их молитвы. Но вот старуха подошла к священнику и торопливо начала рассказывать все, что творилось с ней и с дочерью.
Священник кивал с умным видом, слушая каждое слово старухи, но я то видел, что он не слышал ни единого звука из сказанного матерью Ларисы. И этот человек должен спасать людские души...
- Бесовские отродья посланы тебе, дочь моя, в наказание за грехи твои, молись, молись истово и тогда, господь поможет тебе.
Я еле сдержался от того чтобы засмеяться в полный голос. Похоже, то маленькое пари, которое я заключил сам с собой, мне таки удалось выиграть и руку себе отгрызать не пришлось. Очень даже неплохая новость.
Но мне захотелось подлить масла в огонь, дабы вся эта обстановка не была такой скучной.
Я подошёл к священнику и тихо прошептал ему на ухо.
- Насмехайся...
И в следующую секунду старуха увидела в глазах священника насмешливые искорки.
- Лариса! – Прикрикнула она – Идём отсюда!
Похоже старуха не на шутку разозлилась из-за того, что священник посчитал все эти сны простым бабьим бредом.
Пожалуй, на сегодня я мог и составить этих женщин в покое... Но мне не хотелось оставаться в этой церкви. Она вновь и вновь заставляла меня думать о Боге, а мне не хотелось сейчас вспоминать об этой грандиозной нелепице.
Но уйти просто так было выше моих сил. И поэтому я прошёлся до одной из икон, которая мне приглянулась более всего, на ней была изображена женщина с младенцем, и приложил к ней свою ладонь. Через минуту я уже сидел на печной трубе дома Ларисы, а на иконе красовалась опалина в форме трёхпалой ладони. Даже отсюда я мог видеть, как бедный священник в ужасе сам побежал молиться своему богу. Меня и в правду очень удивил тот факт что он и сам решил испробовать то, что советует всем кто к нему приходит.
Было около полудня. Солнце как всегда было затянуто тучами и этот факт, не скрою, меня очень раздражал, а женщины все не шли домой. Но меня это не беспокоило. Из деревни они не уедут, а связи с внешним миром у них нет. А Лариса рано или поздно останется одна, и тогда ей очень захочется спать... Пожалуй, этот раз станет последним. Мне наскучила эта игра, и пришло время закончить её.
День неумолимо кончался, а я все ещё сидел на крыше и продолжал думать и наблюдать. Мысли о Боге я больше не подпускал, потому, как они стали мне от чего-то жутко противны и омерзительны... Словно даже думать о нём значило совершить какой-то ужасный проступок.
Странно... Я никогда не испытывал таких чувств. Может это и есть так почитаемая среди людей совесть?
Такие мысли заставляли меня улыбаться даже в самый пасмурный день. Совесть!? У меня!? Я негромко рассмеялся такому абсурдному утверждению. Если бы у меня была совесть, то я бы наверняка уже закончил свой путь. И сделал это не одну тысячу лет назад. Хотя почему? С самого детства людям говорят, что хорошо, а что плохо, воровать – плохо, уступать место старшим в автобусе – безусловно, хорошо. И так далее, люди выстраивают для себя рамки, но зачем, зачем они это делают? Что это им даёт? Кто решает, что хорошо, а что плохо? Пресловутая народная мудрость? Неужели понятия о том, что нужно делать, банально сложились за многие годы жизни десятков и сотен поколений людей? Как это скучно...
Я был разочарован, мне очень хотелось придти к выводу, что есть какой-то невидимый кукловод, который дёргает за ниточки и заставляет людей делать то, что он считает правильным. Но кукловода не было. Люди создавали свои рамки, и создавали они эти рамки для самих себя. Чтобы им самим было легче жить.
Но тут в моём разуме зародилась очень забавная идея, которую я хотел воплотить в жизнь как можно скорее. Я хотел изменить память человека, хотел перевернуть его совесть с ног на голову и заставить поверить в то, что воровать и убивать это хорошо, а помогать слабым и давать деньги бедным постыдно. Но для этого у меня сейчас нет времени, я не хотел проводить такую забаву в деревне, для этого нужен город. Нужен большой муравейник... А сейчас мне нужно было закончить дело. Оборвать ниточку и сбросить куклу в Пустоту.
Я никогда не любил человеческих женщин. Они слишком слабые и не могут, как следует бороться за свою судьбу или же просто за жизнь свою или кого-то из своих близких. Чуть что сразу в слёзы и никакого тебе веселья...
Мысли текли сами собой, а тело в этот момент наблюдало за тем, как старуха вместе со своей дочерью, вернулись к дому. Уже темнело, и я слышал, как судорожно колотятся их сердца. Боятся. Страх это хорошо, страх заставляет людей делать необдуманные поступки, которые ведут к очень интересным последствиям. В такие минуты я, обычно просто затаившись, наблюдаю за тем, какие глупости они совершают. Но сейчас следовало заканчивать игру. Но соблазн так велик... И вновь у меня появилась идея по поводу того, как разнообразить скучную жизнь этой семьи.
Ещё несколько часов я коротал время, сидя на трубе и думая о судьбах простых людей и о том, почему страх так сильно на них влияет. Выводы, к которым я пришел, оказались неутешительными... Для меня. Страх это защита, которую дала эволюция людям. Страх это то, что не даёт им лезть в пасть льву. Но почему, если страх должен хранить жизнь людей чаще всего именно страх приводит их к смерти? Несовершенная защита? Скорее всего. Но моя вера в свой интеллект сильно пошатнулась, ведь я в который раз не смог дать точного ответа на поставленный мною же вопрос.
Тем временем уже почти полностью стемнело и женщины сидели в гостиной около телевизора. Думаю, мне тоже следует составить им компанию... Но Великий Творец! Сколько сил нужно, для того чтобы смотреть эту чушь?! Я, конечно же, могу сжечь в телевизоре каждую плату и микросхему, да вот только что это даст? Неожиданности не будет. Просто потеряю своё укрытие и все. Так что придётся мне, терпеть все эти сериалы да мыльные оперы.
Взяв себе на заметку поквитаться с каждым из тех, кто приложил руку хоть к одной из мыльных опер, я вновь опустился на телевизор и стал ждать. Похоже «старуха с косой» прознала о моей игре и решила подыграть мне... Что ж, мне это льстит. Никогда Тёмная не снисходила до того чтобы помочь мне. Интересно, зачем ей это нужно и что она хочет получить от этого? А может это совпадение?
Я определённо начинаю становиться слишком похожим на человека. Даже начинаю верить в такую чушь как совпадения. Не следует мне верить в совпадения. Совсем не стоит. Ведь от того чтобы поверить, до того чтобы понадеяться всего один шаг. А наедятся на что-либо кроме себя самого мне нельзя.
Но, так или иначе, в десять часов вечера эта сравнительно небольшую деревушку ждало отключение электричества. А все это случится из-за того, что монтажник, который должен был проверить провод, ведущий электричество в эту деревеньку забыл надеть перчатки. Смерть от удара током это скажу я вам не самое приятное завершение пути. Но разве кто-то может выбирать, как умрёт? Конечно, тут можно возразить, что самоубийцы выбирают свою смерть сами, но я осмелюсь не согласиться. Каждому из них я нашёптываю верное решение, а свобода воли даже в этом оказалось штукой весьма иллюзорной.
А женщины же тем временем делали вид, что смотрят телевизор. Но, посмотрев на них можно было легко догадаться, что сейчас они просто трясутся от страха и отчаянно пытаются побороть желание как следует выспаться. Зачем они это делают? Ведь сон это только сон и ничего кроме сна он дать не может. Страх? Так люди сами его создают себе, я лишь указываю им путь, по которому они с радостью идут или даже бегут сломя голову. Глупые существа.
Я, словно недвижимая статуя сидел на телевизоре и выжидающе наблюдал за женщиной по имени Лариса. Мне была очень интересна её реакция на внезапное отключение электричества, ведь сейчас она кое-как смогла уверить себя в том, что все эти сны у неё от сильной усталости и потому, что она не может увидеть сына. Три, два, один...
Свет погас буквально за одну секунду и обе женщины, в страхе вскрикнули. Лариса обняла мать, пытаясь сдержать слёзы, теперь то у неё улетучилась вся уверенность в то, что духов не существует. А мне же оставалось только ухмыляться и ждать пока они, наконец, додумаются принести свечу.
Лично я не очень любил свечи. Они легко могли вызвать пожар, они быстро сгорали, да и свету давали не так уж и много. А я люблю, когда света много, мне совершенно не нравиться темнота хоть я и прекрасно вижу в ней в отличие от людей... Но не нравиться она мне и точка.
Мои рассуждения были прерваны светом только что загоревшейся свечи. Что ж так, на мой взгляд, все выглядит намного лучше но, к сожалению, действовать мне придётся, в темноте и это мне не очень нравилось. Но выбирать не приходилось. Свободой выбора в нынешние времена одарены немногие.
Спустившись с телевизора на пол, я медленно подошёл к старухе, которая что-то тихо говорила дочери, и прошептал.
- Жар...
В эту секунду она могла почувствовать, что в комнате слишком уж жарко. И тогда она подошла к окну и немного приоткрыла его, дабы дать доступ свежему воздуху.
Когда же старуха открыла окно и пошла обратно к дочери, я вновь подошёл к ней и прошептал.
- Жажда...
И в следующую секунду старуха почувствовала очень сильную жажду. Ей казалось, что если она сейчас не сделает глоток воды, то упадёт в обморок или умрёт. Сказав дочери, что сейчас вернётся, она вышла на кухню. А я же тем временем уже готов был завершить столь весёлую игру. Если говорить честно, то мне совсем не хотелось заканчивать все так... скучно. Но в этой игре были слишком большие ставки и поэтому, я не мог затягивать с «вынесением приговора». Я осторожно подошёл к Ларисе и, наклонившись над ней, уже готов был прошептать последнее слово, но тут меня очень грубо оборвали.
- Ты любишь играть, Хранитель? – Голос. Просто голос. Весьма похож на человеческий, но похож, только на первый взгляд. Я не видел говорившего, просто не мог увидеть. Он очень хорошо спрятался именно от моего взора, но я был уверен, что люди очень легко видят его.
- Игра... Это божественное слово. Оно будоражит умы, заставляет нас дрожать в нетерпении. Мы все готовы отдать за игру. – Он продолжал говорить, а я же тем временем медленно отходил от женщины. Она никуда не денется, но кто же этот таинственный говорун? Интересно. Я хочу увидеть его.
Спустя мгновенье я уже сидел на трубе этого небольшого домика. Сидел и не шевелился, делая вид, будто бы меня не интересует ничто на свете. Говоривший должен был поверить в то, что я сильно опечален тем, что он испортил мою игру, тем, что мне не дали закончить начатое, но это было далеко не так. Мне наплевать на этих женщин, они не уйдут от меня, а новая игра становиться куда более интересной, чем та, которую я устроил для себя.
- Почему ты молчишь? – Мне кажется или я слышу иронию? Похоже, он заглотил наживку и сейчас чувствует себя в полной безопасности. – Ты расстроен тем, что я помешал тебе? Или же ты просто не желаешь говорить с тем, кого не в состоянии увидеть? – Ирония и толика сарказма. Уверен в себе и уверенность эта, непоколебима. Очень уж человеческая ошибка.
А я же тем временем смотрел на мир глазами человека, я искал моего невидимого собеседника и не понимал, как люди могут так жить целую сотню лет. Они видят только то, что перед ними. Такой слабый взор мне, откровенно говоря, не особо нравился, но, судя по всему, только он мог мне помочь. Ну, ещё всегда оставался звериный взгляд, но это уж совсем крайний случай. Вскоре мои поиски увенчались успехом. Я смог увидеть маленькую точку в небе. Чёрный ворон, что кружил прямо надо мной...
Неуловимое движение пальцами и ворон, словно опутанный невидимой нитью падает прямо мне под ноги. Наклонившись, я смотрю в его маленькие глазки и с неудовольствием понимаю, что в них нет ни страха, ни даже удивления. Неужели мне не удалось пошатнуть его уверенность в собственной непобедимости? А может это и не уверенность? Может...
- Кто же ты такой, если не боишься лезть в мою игру? – Нет никакой уверенности. Есть закон. Его победить нельзя и все тут. Глупая кукла, которая должна выполнить свою цель и исчезнуть без следа.

2

- Это не так важно... – Голос стал куда более мягким и из него, таки удалось выбить всю иронию и насмешку. Что ж это не может не радовать, но что же ты скажешь дальше, мой крылатый друг? – Важно лишь то, что я могу дать тебе...
А это уже интересно. Что же такое он может дать мне? Эта мысль вызвала у меня насмешливую улыбку. Это существо не даст мне ничего, но тот, кто его послал, возможно... Но люблю, когда говорят не точно.
- Ты ошибся. – Холодная улыбка скользит по моему лицу, когда я приподнимаю птицу и подношу ей прямо к своему лицу. Он не понимает меня... А что я хотел от столь неразумного существа?
- Важно лишь то, что я могу дать тебе. – Повторил мой крылатый собеседник. Я ошибся. Он меня прекрасно понимает... Но о чём же он говорит? Что есть у него такое, что можем меня заинтересовать? А может все не так просто? Быть может, я говорю лишь с песчинкой, которая говорит от лица всей земли? Интересно.
Я не счёл нужным отвечать ему. Если ему есть что предложить то пускай предлагает. Слишком затягивать эту беседу мне не хотелось, ведь ещё много дел ждут того момента, когда я примусь за них.
- Я могу дать тебе игру, Хранитель. Могу дать тебе такую игру, которую ты и не мог представить... Мир созданный, для того чтобы ты взял его. Народы словно фигуры, ожидающие, пока ты сделаешь первый ход...
Я вновь не ответил ему. Если он пришёл сюда, для того чтобы предложить простой мирок, то видимо этому существу про меня ничего неизвестно. Игру я получу и здесь. Здесь есть люди, которые так забавляют меня своей глупостью и слабостью. Игра здесь может идти бесконечно и скука никогда не коснётся этого мира. Глупая птица.
- Не спеши отказываться, не выслушав предложение полностью – неужто я слышу сомнения? Простой кукле они недоступны... – Я дам тебе врага, Хранитель. Врага, который будет равен тебе...
Ухмылка вновь воцарилась на моём лице. Птица знала что предложить. Здесь я не мог найти врага, его тут попросту не было... И это было самой страшной пыткой, я был врагом самому себе. Вёл игру за белых и за чёрных и это, мне порядком надоело. А теперь, он предлагает мне врага... Слишком хорошо чтобы быть правдой, сказал бы человек. А я не скажу. Отвечать ещё рано.
- Почему ты молчишь? – Интересно, эта птица будет злиться? – Тебе не интересно моё предложение или же ты просто столь долго обдумываешь предложение, которое я тебе сделал?
- Я жду. – Коротко бросил в ответ я и после этих слов я положил птицу на крышу. Сейчас следовало проявить полное отсутствие интереса к этой странной птице. Тогда быть может она начнёт совершать ошибки и, вознамерившись, навести порядок на арену выйдет сам кукловод.
- Я уже здесь, мой маленький хранитель. – Клянусь пустотой, этот шёпот шёл ниоткуда! Его обладателя не было ни в одном из миров. Я знал это. Я видел это... Но как?..
- Очень просто. Но на ответы я трачу время. А время я тратить не желаю. Если хочешь, то можем побеседовать, после того как ты вступишь в мир, который отныне стал твоим...
Интересно. Похоже, он не желает тратить время не только на ответы, но и на вопросы. Спросить меня желаю ли я забирать этот мир себе, он не посчитал возможным...
- Мы же знаем, что ты уже согласился, маленький хранитель...
Это определённо перестаёт мне нравиться, он знает лучше меня, соглашусь я или же нет? Уж, не многомудрый Бог ли пожаловал ко мне?
Честно говоря, я и не рассчитывал на ответ. Похоже, мой несуществующий собеседник решил замолчать, ведь ответа от него не было уже несколько минут. Ну что ж не хочет говорить, то пускай молчит. Сейчас меня интересовал другой вопрос, если я уже «согласился» забрать себе этот мир, то, как мне туда попасть? Пафосные воронки и чёрные дыры?
Похоже, мой несуществующий друг таки решил побаловать меня ответом хотя бы на один вопрос. Потому как сразу же после того как я его задал, я понял, что сижу уже не на печной трубе, но стою на вершине какой-то горы.
Оказывается, что в фильмах показывают только глупости. Путешествие меж мирами оказалось не столь красочным, как я предполагал. И, не скрою, меня это немного расстроило. Хотелось какой-нибудь красочности и необычности... А то даже путешествие меж мирами, первое в моей жизни, кстати говоря, уже показалось мне скучным.
А где же я находился сейчас? Интересно... Остров посреди океана. Да не просто остров, а остров с вулканом по середине и я сижу прямо на этом вулкане. А тепла не чувствую. Странно, ведь я вижу, что в глубине бегут настоящие реки магмы. Но почему она не вырывается на свободу через этот вулкан?
- Она ждёт, пока ты ей поможешь...
А я уж подумал, что ты меня покинул. А сейчас мне начинает казаться, что мой невидимый друг надолго прицепился ко мне. Хочет побыть моим учителем? Или быть может кукловодом, который будет дёргать за ниточки и заставлять меня делать все, что ему вздумается. А сильно ли удивиться кукловод, если его кукла накинет ниточки на него самого? Все возможно мой невидимый друг, все.
И опять я слишком погрузился в свои мысли и отвлёкся от интересного занятия. Сейчас я узнаю, каково это, быть богом. Мой взгляд легко прошёл сквозь толщу камня, и я без труда нашёл реку расплавленной земли, что текла под этим островом. Мой взгляд шёл за ней, он сливался с этой пылающей рекой и тогда, когда они стали единым целым, я потянул реку вверх. К небу, к солнцу, которое даёт жизнь и отнимает её... Это зрелище воистину можно было назвать красивым. Только тот, кто видел извержение вулкана с расстояния в пару метров, сможет оценить всю красоту этого явления. Всю силу земли, всю её мощь... Я продолжал гнать реку вверх еще несколько часов, не давая вулкану успокоится. Но со временем это начало мне надоедать. И для того чтобы не допустить пресыщения этим прекрасным зрелищем я решил занять себя чем-нибудь другим. В этом мире все было по-другому. А скорее я стал другим. В предыдущем мире я мог наблюдать лишь за небольшой точкой. И то не очень долгое время. Но тут я мог видеть весь мир. За единый миг мой взор окружал всю планету и проникал к самому её сердцу. Я слышал каждый звук, что звучал в этом мире и самое приятное, для меня было то, что меня слушалась не только земля, но и небо... наконец-то моя давняя мечта исполнилась, и я мог разгонять тучи одним лишь мановением ладони.
Я сидел на вершине извергающего вулкана и любовался солнцем. Так я мог провести не то, что несколько часов, я мог сидеть тут и не один десяток лет. Но сейчас это не входило в мои планы. Все-таки мне хотелось разогнать скуку, которой был просто переполнен этот мир. Мне обещали врага и игру, а получил я только голый мир, который со всех сторон был окружён океаном. Но... мне не было скучно. Я предвкушал то, что люди назвали бы мигом творения. Интересно, а смогу ли я сотворить мир за семь дней? Ухмыльнувшись, я посмотрел на дно океана.
- Для того чтобы начать игру нужно создать её...
Отвечать на эти высказывания я считал ниже своего достоинства. Пускай говорит, что пожелает, но я буду делать только то, что посчитаю нужным я и никто другой не в праве указывать мне то, что я должен делать. Будь на моём месте человек, упрямый человек, то он наверняка сделал бы что-нибудь противоположное тому, что сказал невидимый собеседник не желающий тратить свой время на ответы. Но я упрямством не обладал. Если наши с ним точки зрения в чём-то сошлись, то это не значит, что я обязан отказаться от своей идеи.
Задумчиво оглядывая дно океана, я уже мысленно вырисовывал очертания будущего острова... Для того чтобы начать игру, нужна доска. Честно признаться, для меня было в новинку поднимать огромные куски земли одним лишь взглядом. Но я быстро учусь, и учусь хорошо. Подтверждением моих слов можете считать семь сравнительно больших островов, которые теперь красовались неровной цепочкой прямо перед моим вулканом.
Когда же я посмотрел на эти острова, мне почему-то вспомнился тот мир, из которого я пришёл сюда. Мне более не было никакого дела до того, что в нём происходит, мне было наплевать на то, что без меня люди уничтожат себя за десяток лет. Я создам своих людей. И эти люди не будут нуждаться в хранителе, потому что они будут достаточно умны, для того чтобы использовать магию, а не технику, разум, а не силу.
Улыбнувшись, я отметил, что у меня появились замашки самого настоящего бога, хотя я им являюсь всего-то десяток часов. А может дней? Или лет?.. Только сейчас я понял одну довольно таки интересную деталь. Я не ощущал течения времени. Я не мог понять, прошла ли секунда или же месяц. Это чувство не возможно описать словами... Человеку никогда не понять такого.
- Сейчас ты вне времени... маленький бог.
Вне времени? Интересно. И как же мне вернуться в эту привычную для меня стихию? Нет времени на ответы? А когда ответы мне не особо и нужны его у тебя полно. Забавно. Но, так или иначе, мне не хотелось быть «вне времени». Я чувствовал себя более уверено, когда понимал что камни, на которых я стою, когда-нибудь станут пылью. А если они всегда будут камнями это же такая скука что хочется лезть на стену... Только стены тут нет.
Взяв себе на заметку, что следует создать где-нибудь стену и залезть на неё, я прикрыл глаза и попытался представить себе время... Как же оно может выглядеть? Река? Скорее всего... Словно со стороны я наблюдал за собой же. Я видел, как мой двойник подошёл к реке с серебристой водой и сделал первый шаг. Вода коснулась его ноги... И я наконец-то увидел движение солнечного диска на небе.
Если вы подумаете что быть богом это очень легкая работа, то спешу вас разубедить. Это ещё легче. Достаточно лишь иметь чёткое течение мыслей, и ты сможешь сделать все что пожелаешь. Можешь создавать острова, поднимать к поверхности подземные реки огня... Да все что пожелаешь. Главное не путаться в мыслях. Иначе может случиться что-нибудь нехорошее.
А как вы думаете, у бога есть обязанности? Конечно, есть. Возьмем, к примеру, Бога из того мира, который я хранил довольно таки много лет. По идее он должен выслушивать каждую из молитв, что возносят ему люди, и на каждую давать знак, да ещё и помогать чем-нибудь. Так же он должен распределять миллионы душ по своему санаторию, именуемому раем. Ну и конечно отсылать тех, кто плохо себя вёл в ад на вечные муки... Может мне стать таким богом-бюрократом? Странно, но сразу после появления этой мысли у меня возник вопрос – может ли бог погибнуть от скуки? Может людской бог, так и окончил своё существование, а люди все ещё верят, что бедный старик жив и приглядывает за ними своим зорким взглядом. А до них лишь доходит свет давно потухшей звезды.
Этот мир на меня плохо влияет. В голову начинает лезть всякий бред. Прогружённый в свои мысли я сидел на вершине своей горы и смотрел на солнце, которое двигалось по небу довольно странным образом. Оно кружилось по кругу, но не опускалось за горизонт... Мне это нравится. Так, я всегда смогу полюбоваться на этот сгусток мощи и красоты.
А мой мир все ещё оставался пустым и безжизненным шаром, на котором была только вода и земля. Лично мне кажется, что этого мало. И поэтому я решил, что пора заняться сотворением «Адама и Евы». Но если я их сотворю прямо сейчас, то бедняги помрут с голоду. Создавать своих людей я хотел максимально похожими на тех, что так забавляли меня. И, разумеется, я хотел сохранить в них все естественные потребности. Голод это довольно таки интересная штука. Он заставляет людей становиться зверьми. Я своими глазами видел человека, который, изголодавшись, жевал свой ботинок. Беднягу так и не нашли и он умер в лесу... Но я от души посмеялся, наблюдая за тем, как он пытается сохранить свою никчёмную жизнь. Но он бы погиб, так или иначе. Так что совсем не важно кто ему помог умереть. Я до сих пор вспоминаю с ухмылкой как у горе спасателей, заглохли разом три вертолёта. Вполне невинная шалость, на мой взгляд, а вот люди назвали это преступной халатностью и кого-то, кажется, даже в тюрьму посадили. Вот так.
Думаю, для начала мне следовало обеспечить мир какой-нибудь растительностью, которая будет служить пищей моим людям и зверью, которое должно будет забавлять их так же, как они забавляют меня. Но где же мне следовало начать насаждение всей этой зелени? Острова, которые я поднял со дна океана сейчас более всего походили на песчаные пляжи, и расти там что-то, вряд ли будет. Так что начать следовало с океана. Мне совсем не хотелось создавать что-то новое и пытаться кому-то доказать что я такой вот хороший и делаю все самое новое и самое лучшее... Все самое лучшее уже давно известно. И поэтому я решил, что водоросли в океане не должны отличаться от тех, что были в мире, который я хранил. Создавать эту подводную траву, было даже легче чем творить новую сушу. Мне следовало только представить, как будет выглядеть то или иное растение и оно сразу же появлялось на дне морском. Но эта работа была настолько однообразной, что я попросту не мог выносить её долго. Честно говоря, мне было не по силам заселить весь океан этими водорослями. Не хватало терпения если угодно.
- Не забывай что ты бог этого мира, вы одно целое...  – Интересно он будет когда-нибудь говорить более понятно? Ну, допустим, что я с этим водяным шаром един, допустим, что мы одно целое, но что мне это даёт? Как мне насадить водоросли на нем, не тратя столько времени? Молчишь? Советчик...
- Не заставляй меня разочаровываться в тебе, маленький бог. Ответы на все твои вопросы лежат у тебя на глазах. Просто возьми их.
И чтобы это значило? У меня на глазах не лежит ничего мой невидимый друг. А перед глазами моими бесконечный океан да несколько островов. Хм... Как же мне ускорить весь этот процесс? Как мне заставить траву расти появляться в больших размерах? Творец... Какой же я дурак. Неужели каждая травинка должна появляться по воле сотворившего? Нет! Он создаёт одну, для того чтобы она породила ещё десяток, а этот десяток породит ещё сотню. Достаточно лишь изменить кое-что и водоросли будут создавать себя сами. Теперь я знал, что делаю и работа пошла куда более уверенно. Заполонив зеленью лишь сотую часть океана, я решил, что теперь она сможет заполнить остальное и без моей помощи, а если что-то пойдёт не так, то я всегда смогу вмешаться. Теперь я мог либо ждать результатов и как следует обдумать своё нынешнее положение либо заняться чем-нибудь другим.
Но сейчас мне уже хотелось увидеть результаты. Да я очень нетерпеливый бог. Скажете, все боги обязаны быть эталоном терпения? Скажете, я не бог, а просто деревенский дурачок, который по ошибке стал царём? А почему вы так считаете? Ведь бог может менять течение времени. Для себя конечно. Я понял это ещё тогда когда сделал первый шаг в эту бушующую реку. Если бы я не остановился на самом краю, то время для меня текло бы гораздо быстрее... Но меня останавливало от этого только одно. Я не знал точно, к чему приведёт подобное безрассудство с моей стороны. Ведь шутить со временем нельзя. Хранителей учат этому так же, как людей учат бояться огня. Если ты уйдёшь слишком далеко то ты не успеешь оглянуться, как твой мирок погибнет от старости, а обратно все повернуть нельзя. Время течёт только в одну сторону.
Я не был большим любителем пустого риска и потому я решил просто подождать. Хоть мне и придется немного поскучать, но все-таки терпение и в правду приносит свои плоды. Если бы я был человеком то я бы, наверное, не задумываясь, бросился в этот омут с головой. Люди слишком торопятся из-за того, что жизнь у них не такая уж и длинная. И эта их торопливость часто приводит к печальным последствиям. Но когда они верят в то, что они бессмертны. Когда верят, что высшие силы хранят их от смерти, то тогда они могут совершать такие поступки, которые меня очень забавляют. К такому выводу я пришёл сравнительно недавно. Около пяти десятков лет назад я приметил одного человека. Я попробовал новую для меня игру, не давая ему погибнуть, я дал ему уверенность в собственном бессмертии и полном превосходстве над другими. Но почему-то когда я перестал хранить его, он сразу же покончил с собой... Бессмертие плохо влияет на людей, скажете вы? Отнюдь. Он просто боялся того, что с ним сделают враги. Но после смерти ему не суждено было обрести покой. Его искорка теперь навечно будет со мной и однажды, я позволю ему возродится. Ты ведь хочешь повторить свою игру Адольф? Да, я знаю, что хочешь... Твоя игра была воистину прекрасна. Столько страха и ненависти всего за несколько лет. Но пока тебе ещё рано возрождаться, ведь тебе некого стравливать меж собой. Для начала я создам доску, затем расставлю на ней фигуры и только после этого поставлю на место короля.
Но сейчас думать об этом было ещё рано. Мир был пуст и жизнью в нём, совершенно не пахло... Хотя о жизни думать пока рано. На данную секунду мне следовало продолжать наблюдение за водорослями, которые я создал недавно. Эти подводные травы нужны, ведь они должны будут кормить рыб и прочую живность, что должна будет населить океан, но сейчас все шло слишком медленно... Водоросли, конечно, воссоздавали себя на новых местах, но они не слишком торопились.
Ну что ж, если мне нужно ждать то я, пожалуй, проведу это время с пользой. Сейчас я решил заняться тем, что мне представлялось довольно таки интересным занятием. Я должен был изменить землю на островах. Зачем мне это делать? Попробуйте что-нибудь вырастить на песке и тогда вы узнаете ответ. Внимательно посмотрев на самый близкий из островов, я начал мысленно менять песок, на землю. Но то, что происходило в моём воображении, тут же переносилось в реальность. Словно смерч по острову проносились тонны земли, которые заменяли собой песок. Это было очень весело, и не требовало  такого терпения как при создании травы. Но и эта работа со временем начала нагонять на меня скуку... И мне удалось найти довольно интересный способ закончить её побыстрее. Еще в бытность хранителем я мог мыслить, скажем так, на несколько фронтов. Но теперь эта способность приобрела новое значение. Я творил землю одновременно на всех островах так же легко как делал это на одном из них.
Такими темпами мне удалось закончить создание плодородной земли на каждом из островов в довольно сжатые сроки. Меня так и тянуло сказать что-нибудь вроде «это хорошо» как частенько говаривал людской бог. Но я не особо то и хотел походить на это существо. Разумеется, мне не удастся избежать сходства с ним ведь так или иначе, но мы оба творим свои миры... Но я это не он, а он это не я.
Когда с островами было закончено, я внимательно оглядел каждый из них и пришёл к выводу что бог из меня получился весьма неплохой, потому как теперь на этих островах вполне могли расти различные травы, кусты и деревья. Но что же мне насаждать в этом райском уголке? Хвойные леса тут вряд ли будут к месту. Скорее тут более всего подойдут знойные и влажные джунгли, в которых живёт столько мелкого зверья. И эти джунгли станут колыбелью для моих людей. А может и не джунгли? Может, следует подтвердить теорию о том, что человек вышел из воды? Мне всегда нравилась эта идея. Жаль только, что она не была правдой. Но здесь я вполне мог делать все, что нравиться мне и только мне и никто не мог мне помешать или же говорить, что я делаю все совершенно не так как надо. Почти никто. Почему-то я совсем забыл о моём невидимом кукловоде, который говорит со мной только тогда, когда ему это кажется нужным. Интересно, а сейчас он видит мои мысли? И каково же его мнение по поводу того, что божок, которого он поставил заведовать этим миром начал страдать манией величия?
Если быть откровенным то я рассчитывал на то, что сейчас он ответит мне, что у нас завяжется хоть какое-то подобие беседы. Но, увы. Мой невидимый кукловод оставался безмолвным и ожидал, пока я сойду с ума от одиночества и скуки. Умно, с одной стороны. А с другой крайне примитивно. Я понимал, что таким образом он дёргает свои ниточки, заставляя меня творить жизнь. Творить своих людей, которые должны будут стать такими, какими я хочу их видеть, а не такими которыми они становятся благодаря эволюции и прочей чепухе. Но почему же ты попросту не попросишь меня об этом?
Сидя на вершине своего вулкана, я думал об этом, а так же о многом другом. Но ответ на вопрос определённо не желал идти мне в голову. Если кто-то скажет вам, что боги обладают абсолютным знанием, то знайте, этот человек ничего не понимает в поставленном вопросе, ибо боги, так же как и простые смертные должны думать и пытаться найти ответ на каждый из вопросов, а проведение не дарует им ничего кроме каких-то неясных полу ответов полу вопросов.
- Просто я знаю, что ты не станешь делать что-то раньше, чем ты посчитаешь, что все условия для этого созданы.
Коротко и понятно. Ты не приболел случайно мой молчаливый друг? Хотя о чём это я, такие как ты, не болеют. И не думают. Почему-то мне казалось, что мой кукловод какраз таки обладал этим самым абсолютным знанием. Но я ему не завидовал. Ведь он знает, что его ждёт на следующем шагу его игры. А это очень скучно... Не люблю скуку.
По прошествии второго десятка лет с того мига как я вступил в этот мир, мне удалось понять две вещи. Первая – время для богов летит довольно таки незаметно и даже двадцать лет для них могут пролететь как две минуты. А вторая вещь это то что, к сожалению, движение солнца придется изменить. А точнее придётся изменить такое вот необычное для человеческого глаза движение планеты. Ведь даже человеческим детям известно то о чём я к сожалению забыл. Даже если все живые существа приспособятся к такому распорядку дня, и будут спать при свете солнца, то растениям это будет куда труднее. Они ведь погибнут от этого постоянного дня. А как я уже говорил слишком сильно изменять флору или фауну я не желал. Мне нравилось все, что было на земле, и я хотел перенести эту прекрасную оправу и сюда, дабы бриллиант смотрелся ещё лучше.
Я уже успел полностью заселить океан, теперь там плескалась рыба и даже некоторые другие существа. Сначала я не знал, какими будут мои люди. Но одно я знал точно, они должны уметь выживать и поэтому я создал несколько... Скажем так пралюдей. Тех от кого будет идти весь их род. Разумеется, они были разными, но в одном они были схожи. Взаимная ненависть друг к другу станет тем фактором, который заставит соперников уничтожать друг друга и сражаться за право заселить мой мир.
Раньше я бы наблюдал за их схваткой и может быть, даже помогал тому, кто мне приглянется больше всех остальных. Но теперь, когда я стал богом этого допускать нельзя. Они должны сами решить этот вопрос, а я не имею права вмешиваться, иначе все мои планы пойдут прахом. А этого мне очень не хотелось... Но, так или иначе, пока мои люди сражаются меж собой, мне следовало подготовить для них острова.
Сначала я должен был создать ночь... Перед моим взором уже стояла планета, которая вращалась не так как земля, но совсем по-другому. Если земля вращалась по чуть наклонной оси, то мой мир был наклонён гораздо сильнее. И солнечные лучи попадали только на одну его половину. А на другой части планеты царила вечная ночь. Интересно. А что будет, если я слегка наклоню её? Не уничтожит ли этот шаг все, что я уже успел сотворить? Это будет неприятно. Но в этот раз, я думаю, можно рискнуть. Но делать я буду это не так быстро. Здесь все-таки придется проявить столь ненавистное мне терпение и ждать десятки, а может и сотни лет. Но что для бога время? Тысяча лет может пролететь, как минута, а минута для человека может тянуться тысячу лет. Может, поэтому люди так хотят божественной силы и власти? Им просто не хочется, чтобы время для них летело так же быстро, как и для меня? Глупые мысли лезут в голову глупого бога.
Пока же я решил создать леса на островах, которые были подняты мной со дна океана. А чтобы солнце не убило их, мне придется каждый день насылать настолько густые тучи, что они закроют собой небо, и не будут пропускать солнечный свет. Конечно, это скучно и делать это мне совсем не хочется, но кому интересно то чего я хочу? Почему-то даже для богов не бывает такого, что ты делаешь только то, что нравиться тебе... У людей есть очень подходящая к такому случаю пословица – любишь кататься, люби и саночки возить. Я люблю игры. Но для игры нужно создать все необходимое, а это я делать не очень люблю...
Ещё несколько лет пролетели для меня полными скуки и нудной работы. Мне пришлось создавать растения и зверей. К концу, когда поставленная мною цель уже была близка как никогда, я готов был бросить все и сделать все по-другому. Я не мог понять, как боги творят свои миры за семь дней? Это же какой опыт нужно иметь в подобных делах, чтобы сотворить все это за жалкие семь дней... Мне потребовалось уже лет тридцать, а работы ещё было просто по горло, как любят говорить люди. Леса уже были полностью готовы, хотя это скорее были джунгли, нежели леса и сейчас я заселял их всякой живностью. Мне не нужно было, чтобы моих кукол поедали всякие звери и поэтому, я создавал лишь тех зверей, которые питались травой и не нападали ни друг на друга, ни на кого-то ещё. Возможно, я и захочу изменить это, но не сейчас. Сейчас мне хотелось сделать так.
Со временем у меня начали получаться не только те звери, что обитали на земле, но и те, которых я создавал, руководствуясь лишь собственной фантазией. Среди них были Существа, которые напоминали змей, но змей не простых, а крылатых. Но крылья свои они использовали не для полетов, а скорее для планирования с одного дерева на другое.
Но сейчас я уже был готов к тому, чтобы проведать своих человечков. Сидя на вершине вулкана, я стал всматриваться в толщу воды, выискивая каждого из сотворённых мной людей. Конечно, они не были сейчас людьми в полной мере, скорее заготовкой из которой я сделаю человека. Некоторые люди бывают, подвержены очень странному стремлению. Им доставляет неимоверное удовольствие делать из заготовки какую-то вещь. А когда она готова, то человек попросту отбрасывает её в сторону, стремясь сделать новую... Почему? Наверное, им нравиться творить. Сам тот факт, что они создают что-то новое, доставляет им удовольствие, но когда процесс творения подходит к концу, удовольствие тоже уходит. Наверное, человек, будь он на моём месте, просто кричал бы от счастья... А я тут жалуюсь и ною как мне скучно. Интересно, а какой мир сможет создать человек? На этот вопрос я ответа не получу. Ведь свой мир в руки людей я не отдам. Этот мир мой.
А чей я? Меня не очень нравилось то, что мной кто-то руководит или же то, что я являюсь чей-то куклой, но факт был на лицо. Неужели вы думаете, что кто-то за просто так разбрасывается мирами? Мне дали этот мир, для того чтобы я создал свою игру, а эта игра должна стать частью той игры, что ведёт мой невидимый кукловод. Или я не прав?
- Нет, маленький бог, ты не прав... И прав.
Я уже успел соскучиться по этому шёпоту. И почему он отвечает мне лишь тогда, когда я нуждаюсь в этом меньше всего? Почему он не сказал мне что-нибудь действительно важное? Слишком много «почему»...
И вновь я отвлёкся от своей работы. Размышления это разуметься штука хорошая и временами даже полезная, но сейчас мне следовало посмотреть, закончили ли мои люди свою маленькую игру.
Я вновь посмотрел сквозь толщу воды и увидел, что выжил за все это время лишь один из людей сотворённых мной. Он оказался сильнее и смог не только победить своих противников, но и выжить в мире, который я создаю для него. Это хорошо.
Теперь мне следовало поднять его из воды на землю и заменить его плавники, на ноги. В принципе ничего трудного... Но я не хочу создавать таких людей, какие жили на земле. Это творенье будет моим и только моим.
Мой человек уснул, сейчас он спал и не видел никаких снов, потому как теперь его жизнь станет, похожа на сон. Я дам тебе рай, человек, но сможешь ли ты удержаться от соблазна изведать запретный плод? Но это потом...
Я творил его, меня его тело, давая ему новые глаза, новое тело. Он мог дышать воздухом, но и возможности плавать под водой он не потеряет. У него будет врождённый талант к магии, но эту магию ты не сможешь обратить против меня мой маленький человек. У него не будет жажды крови, но будет жажда познавать. Ты будешь моим человеком, таким, каким ты должен быть...
Этот процесс занимает у меня много времени и требует необычайной ясности мыслей. Но вскоре я понимаю, что дело завершено.
Человек лежит напротив меня, на небольшой полянке, которую я создал специально для него. Я слышу биение его сердца... Слышу его дыхание... Я вижу, как он открывает глаза.
Он не может понять кто, или что он. Он видит вокруг себя совершенно иной мир, нежели тот, в котором он провёл не один десяток лет. Интересно, какова будет его реакция, когда он увидит меня? На земле люди боялись меня, считали демоном или ещё чем-то подобным, но как же посмотришь на меня ты, чёловек? У тебя нет ни предрассудков, ни страхов что дают людям предки. Ты смотришь на меня... Но в твоём взгляде нет страха... Любопытство?
- Кто... я?
Я и не надеялся, что те знания, что я вложил в его голову, позволят ему говорить. Вот он мой маленький успех, который должен вызвать на моём лице улыбку. Но её почему-то нет.
- Ты моё творенье. Мой сын.
Он понимает меня? Или нет? Ты умён, ты должен понять меня... Я не хочу проиграть эту игру.
- Но... Ты мой отец? Ты дал мне имя? Я не помню...
Имя. Вот оно что. Я ведь вложил в его маленькую головку все, что я знал о людях... тоесть не все конечно, но самое важное.
Да, человек. Я дал тебе имя.
- Эллар. Так отныне и навсегда будет звучать твоё имя.
Я протянул ему руку, чтобы помочь подняться на ноги. Теперь он стоял не на своей полянке, но на вершине горы, вулкана, на котором я просидел уже несколько десятков лет. Пожалуй, это слишком большой срок. Но сейчас я хотел показать ему так называемый рай.
- Смотри, Эллар. – Я повёл рукой в воздухе, указывая на семь островов, которые я создал для него. – Выбери, какой из этих кусков земли станет твоим домом.
Но человек смотрел на меня с удивлением. Я видел каждую из его маленьких мыслей и понимал, что он недоумевает, почему я отдаю ему землю, когда прямо перед ним есть океан.
- Тебе нет жизни в воде, Эллар. Только земля может принять тебя и дать тебе кров и пищу.
Он кивнул в ответ на мои слова. Понимает... Это хорошо.
- Отец – проговорил Эллар, взглянув на меня – Я не понимаю, почему я должен выбирать тот остров, который станет моим домом. Я не вижу их отличий и не понимаю чем один лучше другого.
- Разница есть... Но отсюда ты её не увидишь. На одном из островов ты найдёшь опасность, на другом пищу, на третьем зверя. Каждый из островов что-то тебе даст, но каждый остров что-то потребует взамен. Я не стану говорить тебе, какой из островов сулит тебе жизнь, а какой смерть. Я не стану делать выбор за тебя.
Здесь я лукавил. Ни один из островов не обладал достаточной степенью опасности, для того чтобы убить моё творенье. Да и каким отцом я был бы, дай я умереть своему сыну? Меня просто забавляло все это. Меня веселили те искорки страха, что появились в его глазах, когда я сказал о смерти. Но почему же ты боишься Эллар? Ты ведь не знаешь смерти. Ты никогда не видел её...
- Отец... Расскажи мне... что такое смерть? Я чувствую страх, но не могу понять почему.
Хм. Он и сам не знает, чего боится. Скорее всего, вышло так, что я случайно зародил в нём это зерно, стремясь сделать его истинным человеком. Но каждый из людей боится смерти. А тот, кто её не боится, тот и не человек вовсе.
- Нет. Я не стану рассказывать о том, что ты сам должен увидеть и познать.
Взгляд моего сына изменился. Нет более в нём страха, но теперь я вижу непонимание... и любопытство. Смерть для тебя мой дорогой Эллар станет тем самым запретным плодом, который вкусила Ева. Но я не хочу изгонять тебя из Рая. Нет, ты будешь жить здесь всегда, и ты будешь учить всех, кто придёт за тобой.
- Я сделал выбор отец. Мой дом будет ближе всего к твоему.
Я ничего не ответил ему. Просто посмотрел на это существо, которое стало моим сыном, а затем понаблюдал за тем, как он растворился в воздухе, появившись, на той самой поляне, на которой и был сотворён.
И вновь годы полетели для меня словно ветер. Я не замечал их течения... Скука более не преследовала меня, потому как я более не был одинок в своём дворце.
Мой сын оказался весьма способным учеником. Он быстро понял, что для того чтобы есть нужно не только просить меня о том, чтобы я дал ему пищу, но и ходить по джунглям в поисках съедобных фруктов, которые росли там, в великом изобилии. Так же он научился ловить рыбу чему я, кстати говоря, был несказанно рад. Потому что он обучился этому без моей подсказки.
Он даже построил себе небольшое жилище, чтобы защитить себя от дождя, который я насылал на каждый из островов, дабы питать растения влагой и от холода приходящей ночи.
Я научил его добывать огонь, дабы согреваться, и готовить кое какую еду. Мой маленький человек быстро постиг все азы усмирения этой грозной стихии. Но особенно познавательным для него оказался опыт, что огонь для него может быть не только полезен, но и убийственен. Понял он это только после того как сжёг собственную хижину. Но сам он не пострадал чему я, честно говоря, был очень рад, потому как создавать нового человека мне совсем не хотелось.
Вскоре я научил его письменности. Конечно же, я не стал использовать тот тип письма, что бытовал на земле. Мне захотелось дать этому существу его собственную манеру письма. Эллар оказался весьма способным учеником и вскоре он уже мог бы сравниться с любым из людей по умению давать словам новую жизнь на бумаге. Хотя бумаги то у него не было, он писал на коре деревьев углями от костра.
Мой человек уже вполне мог жить без моей поддержки, и когда я это понял, я стал реже навещать его и ещё реже учить его чему-то новому. Его жилище разрасталось, и его заполняли буквально тонны коры исписанной его наблюдениями о природе окружающей его и как это ни странно обо мне.
Но теперь я мог тратить то время, что раньше уходило на обучение моего сына, на сотворение новых людей. Теперь я творил их сотнями и тысячами. Но пока они бродили по островам бездумными куклами, у которых не было того, что я дал Эллару. У них не было... как сказал бы человек «души».
Но на данный момент меня это не особо волновало. Сейчас я стремился довести до ума их тело, а уж потом заняться разумом.
И в тот миг, когда я готов уже был вдохнуть искорку жизни в каждого из двух тысяч сотворённых мною людей, я увидел, то, что меня сильно удивило. Оказалось, что Эллар без моей помощи смог достичь, куда больших результатов, чем с ней. Я видел, как он прошептал несколько слов, а затем сделал какое-то движение пальцами и прямо перед ним загорелся небольшой огонёк...  Как бы это ни было странно, но мой сын смог постичь искусство магии сам. Слишком уж это неправдоподобно... Уж не помогал ли ему кто?
- Ты прав, я помог ему.
И зачем же ты сделал это о кукловод, который мнит будто бы он властен надо мной?
- Потому что это нужно мне, маленький бог.
Да уж... Нужно ему и все тут. Интересно и сколько мне придется терпеть такие бесцеремонные вмешательства в мои дела? Такое не может не раздражать, но до поры до времени я позволю ему лезть в мои дела и в мои мысли.
Так или иначе я должен был пробудить к жизни своих людей. Теперь они возьмут бразды правления этим миром. По крайней мере, они будут думать так. А Эллар обучив их всему, что он узнал, уйдёт вместе со мной, потому как я не хочу, чтобы люди прознали о моём существовании и начали мне поклоняться... Слишком уж это не правильно.

3

Многоликий
О) Ты его выставил все же  :crazyfun: ну мое мнение знаешь)))

4

Кон ты как всегда на высоте! =) склоняюсь пред твоим талантом))

5

Вот и новая порция аццкого плагиата =))

Очередное промозглое утро. В камине даже и не пахло огнём. Тьма побери этого нового слугу, ну почему он считает, что истинный мужчина должен просыпаться в заледеневшей комнате и самолично разжигать огонь, для того чтобы согреется? Сегодня же выгоню его…
Поднявшись с кровати, я понял, что сделал, чуть ли не грубейшую ошибку за всю свою жизнь. В комнате было не просто холодно, здесь царил настоящий мороз! Ну, зачем спрашивается, я выбрался из-под одеяла на этот холод?!
Босяком, пробежавшись по холодным камням и приоткрыв дверь, я крикнул.
- Дарэн! Дарэн, будь ты трижды проклят!
Не прошло и доли секунды как предо мной уже красовался заспанный мальчишка, которого я по глупости своей, принял себе во служение.
- Дрянной мальчишка! – Начал причитать я. – Сколько раз можно тебе повторять, что камин должен гореть всю ночь! Ну, или хотя бы разожги его, пока я сплю, если ты не в состоянии исполнять свои обязанности!
Дарэн, только и мог, что мямлить что-то нечленораздельное в своё оправдание и клятвенно обещал, что впредь такого больше не повторится. Но я то понимал, что все эти клятвы ничего не значат и завтра, мне вновь предстоит проснуться от ледяного дыхания подступающей зимы.
- Да что с тебя взять… - Пробурчал я, потерев лоб. – Завтрак то хоть готов?
Задавая этот вопрос, я и не рассчитывал на утвердительный ответ, но на этот раз мальчишке удалось меня удивить.
- Готов, ваша светлость, разумеется, готов. – Ответил Дарэн, чуть склонив голову.- Изволите откушать в спальне?
Я же только и мог, что удивлённо смотреть на этого мальчишку. Я за все те три года, что он служил у меня, не мог припомнить и дня когда бы он приготовил завтрак. Обычно этот лентяй спит до полудня да сетует на то какая у него сложная жизнь…
- Изволю-изволю. – Задумчиво проговорил я, провожая взглядом Дарэна, который поспешил удалиться на кухню за завтраком.
Пока он нёс мне завтрак, я торопливо разжёг огонь в камине и переоделся.

Все это я успел сделать за пятнадцать минут, но как бы странно это ни было, проклятый мальчишка все не нёс завтрак.
«Наверняка сейчас он его спешно готовит, моля пресветлых Валар о том, чтобы я одевался по дольше.»
И, похоже, Валар оказались милосердны к этому нерадивому оборванцу. Я решил пожалеть его и, выходя из комнаты, прикрикнул.
- Завтрак неси сразу в мой кабинет!
Когда я прошёл в кабинет камин уже во всю полыхал, распространяя по комнате приятное тепло. Свеча на столе не ярко горела, озаряя светом мой возлюбленный стол из красного дерева.
Этот стол, являлся моим предметом особой гордости. Его, мне в подарок за двадцать лет прекрасной службы архивариусом, подарил сам государь.
Пройдя к окну, я отворил ставни и глубоко вздохнув, окинул мимолётным взором улицы города, который, похоже, не желал просыпаться в такую рань. В такие минуты я завидовал простым жителям Минас-Тирита, которым не нужно было просыпаться засветло и ложится спать, когда звезды во всю озаряют ночное небо…
Ухмылка скользнула по моему лицу, когда прямо под моим окном гремя латами, прошли двое стражников. Вот кому приходится куда хуже, чем мне. Платят гроши, а работа самая грязная из всех, что способен представить разум простого гондорца.
Осознание того, что кому-то живётся куда хуже, чем мне подействовало на очень ободряюще, и я вполне мог приступить к работе.
Я был из тех не многих государственных служащих, что любили свою работу и отдавались ей целиком. Да и чего греха таить, я частенько просто читал древнейшие фолианты, доставшиеся государю в дар от Харада и Кханда.
И именно благодаря этим фолиантам и свиткам были развеяны множество заблуждений. Например, среди дворян, жило поверье в то, что в Кханде есть люди, именующие себя «Некроманты» и будто бы они, способны вселять новую жизнь в тела давно умерших людей.
Но на самом деле, эти «Некроманты» это всего лишь алхимики, но не более. И нет у них власти над мёртвыми, и никогда не было. Но когда я заявил об этом при дворе, то одна дама прямо в лицо заявила мне что я, на старости лет, совсем обезумел раз верю подобному бреду. Который, по её словам, направлен на то, чтобы ввести в заблуждение людей запада.
Что ж поделать, ныне людям больше хочется верить в сказки о «некромантах» и не замечать суровой правды о делах творящихся у них под носом.
А дела, кстати говоря, очень даже странные. Старые союзы своё отжили а новые никто заключать не торопится… Так кажется говорил Теоден Роханский в конце третьей эпохи.
Это его изречение очень подходит к той ситуации, что сложилась в нынешние времена.
В Арноре – северном брате Гондора, на престол взошёл самопровозглашённый государь. Говорят, он перерезал всех, кто мог ему помешать и дорога к власти для него была устлана ковром из тел его врагов. Государь Гондорский Илларион, под давлением знати, был вынужден признать права на трон этого узурпатора. И это повлекло за собой то, что Рохан – вернейший союзник Гондора, отвернулся от него. Конунг Рохана Эорад заявил государю Гондора, что он не желает более помогать тому, кто предал своё наследие. Этот шаг для Рохана, был весьма рискованным, потому как теперь и с востока и с запада ему грозят два враждебных королевства, но гордые эорлинги никогда не изменят своим постулатам.
Когда Гондор потерял поддержку Эорада, государь понял, что в этом мире ему не выжить, если не он обзаведётся новыми союзниками. И тогда взор его обратился на юг, в чёрные земли. Он посылал послов в Харад и Кханд со щедрыми дарами и заверениями в вечной и нерушимой дружбе. В конце концов, он добился своего и эти два государства, заключили весьма крепкий союз с Гондором забыв свои обиды.
Теперь, на улицах Минас-Тирита, частенько можно встретить купцов из Харада. Они, разодетые как пугала, кричат на всю рыночную площадь о том, какие у них замечательные пряности, какие распрекрасные шелка…
«Да и ковры у них, по правде сказать, весьма неплохи»
Подумал я в тот миг, когда взгляд мой скользнул по полу, на котором красовался ковер, с изображённым на нём всадником на вороном коне, смотрящим на закатное солнце.
Я несколько минут любовался ковром, который по моему скромному мнению, был очень красив и вполне стоил потраченных денег. И затем вернулся к работе.
Сегодня мне предстояло отобрать ещё несколько книг для государя.
Открыв первую попавшуюся мне книгу из тех, что аккуратной стопкой лежали на столе, я стал не спеша читать:
Нуменор имел очертания пятиконечной звезды. Протяженность каждого «луча» (полуострова) составляла около восьмидесяти лиг; приблизительно столько же имела в поперечнике и центральная часть острова. В центре Нуменора возвышалась гора Менельтарма, высоту которой некоторые исследователи оценивают в 14000 футов, от нее отходили пять хребтов, носивших общее название Тармасундар. Небольшая часть Митталмара, однако, выделялась и именовалась Арандор. В Арандор входила гавань Роменны, Менельтарма и Арменелос, Город Королей; и во все времена это была самая густонаселенная местность Нуменора. У юго-восточного подножия Менельтармы лежал город Арменелос, столица королевства. Главным портом Нуменора была Роменна, находившаяся в устье залива, который разделял южный и юго-восточный полуострова. На северо-восточной оконечности острова располагался еще один порт - Андуниэ. Полуострова назывались: западный - Андустар, северный — Форостар, северо-восточный - Орростар, юго-восточный - Хьярростар, юго-западный - Хьярнустар.
Захлопнув книгу, я разочарованно вздохнул. Это было совсем не то, чего требовал от меня государь. Географию Нуменора знал наизусть каждый ребёнок…
Но когда ты читаешь эти строки, перед глазами у тебя проносятся величественные стены городов. Гордые башни цитаделей, что поднимаются к самым небесам. Былое величие… Куда оно ушло? Вернётся ли вновь?
Ответ на этот вопрос, не видел только слепец. Все в мире повторяется, и история Нуменора не исключение.
Но тут мои размышления прервал Дарэн, который, даже не постучавшись, вошёл в кабинет, неся в руках увесистый поднос. На подносе этом, помимо обещанного завтрака, покоилось ещё несколько книг.
- Уж не решил ли ты мне подать на завтрак, хорошенько прожаренную родословную Нуменорских королей?
Улыбнувшись мальчишке, пошутил я. Но он, похоже, всей глубины моего тонкого юмора не оценил, и скорчив обиженную гримасу, заявил.
- Я пол ночи потратил на то, чтобы отыскать эти книги в вашей библиотеке. Хотел вам помочь, а вам бы все шутки шутить.
Я посмотрел на Дарэна, который вновь начал свою старую песню о том, что я его постоянно притесняю и не даю жить спокойно. И жестом попросив поставить поднос на стол, сказав.
- Хватит ворчать, молод ты ещё для этого.
Мальчик ничего мне не ответил. Он лишь подошёл к столу и, поставив поднос, поспешил удалиться. Меня это впрочем, нисколько не расстроило. Юнец думает, будто не я тут господин, а он. И что ему полагается похвала за то, что он попросту выполняет свои обязанности.

6

Очередная осеняя ночь… Что может быть ужаснее чем война спросите меня вы? Многое, отвечу я. К примеру, стоять в дозоре на морозе, когда у тебя нет никакой тёплой одежды… Когда чёртов дождь, моросит не переставая, и ты весь промокший до нитки, продолжаешь нести вахту.
Из-за проклятых туч, ночь сегодня выдалась безлунная и, я в кромешной тьме должен был стоять на посту и высматривать южан, что б они провалились…
Когда я шёл в армию, дед меня поддерживал, говорил что у солдата всегда всего в достатке. Денег говорил, куры не клюют, а бабы говорит, как видят мундир, так и готовы юбку задрать. Чёрт бы побрал, этого старого болтуна! Он забыл упомянуть о том, что на войне УБИВАЮТ!
Вчера сюда привезли раненых и, чёрт побери, я не хочу, что бы мне оторвало обе ноги! Я же фермер! У нас с отцом есть прекрасная ферма в Канзасе. А каким я буду фермером, если мне оторвёт ноги?!
Добрые несколько часов, я провел, расхаживая под дождём и проклиная деда. Порох в ружье давно отсырел, но я совсем забыл о том, что от воды ружьё перестаёт стрелять… Нас только и научили, что строй держать да стрелять в южан.
С каждой секундой я всё больше уверялся в том, что эти подонки скоро заявляться сюда, и просто прирежут меня штыком в спину…
Но тут, я услышал тихий хруст веток шагах в двадцати от меня.
Да это же чёртовы южане! Что делать?! ЧТО ДЕЛАТЬ?!
В этот миг, у меня из головы вылетело все, чему меня учили, я даже забыл с какого конца за ружьё браться…
Я помнил только рассказы старого Гилла. Бедняга побывал у южан в плену, но ему удалось бежать, и теперь старина Гилл рассказывал нашим парням о тех ужасах, что творились в плену…
Он рассказывал о том, что там людей вешают только из-за того, что надсмотрщикам бывает скучно, рассказывал, что там вообще не дают еды и пленные, поедают тела своих же…
- Нет! – В ужасе закричал я, когда шаги послышались уже совсем близко. Я выронил ружьё и упал на колени, закрыв глаза и начал тихо и сбивчиво умолять. – Прошу! Не убивайте меня! Не убивайте! Я хочу жить! Не убивайте! – По моим щекам катились слезы, а я всё продолжал молить о пощаде тех южан, что как мне казалось, уже нацелили на меня свои ружья и готовы выстрелить…
- Малыш Том? – Услышал я хрипловатый голос Джона Редволда – Том, ты чего?
Джон был моим однополчанином и стоял на дежурстве вместе со мной, но в эту злополучную ночь его понесло на поиски приключений на свою задницу. Выпить ему, видите ли, захотелось, а мне сказал прикрыть его, если сержант нагрянет.… Но сейчас я видел перед собой не Джона. Я видел как на меня смотрит сам генерал Ли… Вот он уже взводит курок своего револьвера…
- Не-е-е-е-ет! – Закричал я в ужасе и, каким то неуловимым движением, я подхватил ружьё, лежащее рядом со мной и, рывком поднявшись, я вонзил штык прямо в грудь Джона…
И только в этот миг я понял, что штык мой вонзился не в грудь генерала Ли, а в грудь моего же однополчанина… Я смотрел в глаза Джона, и видел в них непонимание… Изо рта бедняги, тёк тоненький ручеёк крови, а он все силился что-то сказать… Но с губ его срывался только хрип.

7

Атрикус осторожно ступал по тропинке, то и дело, поглядывая по сторонам. Он шёл по болоту, но провалиться в трясину он совершенно не боялся, потому что он ещё с ранних лет гулял тут с друзьями и теперь, знает каждую кочку. Но в последнее время, охотники стали рассказывать странные истории о том, что будто бы в болотах, поселилась какая-то нежить. Говорят, воет по ночам аки волк, а днём спит под водой болотной. Но Артикус был смелым мальчишкой и, поэтому он без малейшего колебания отправился на болото за теми травами, что попросила его принести мать.
Но сейчас, когда он осторожно ступал по тропинке, мальчишка понимал, что храбрость его постепенно улетучивается, уступая место животному страху. Это были не те болота, которые он знал. Здесь все было другим… Другой воздух, другая вода и здесь не было жизни. За все время, что он шёл он так и не встретил ни единой лягушки или же птички. Только мертвецкая тишина и ничего более…
И тут он услышал, как невдалеке хрустнула ветка… Рука мальчишки легла на рукоять меча, что подарил ему отец совсем недавно, на его пятнадцатилетие.
- Теперь ты мужчина. – Сказал ему тогда отец и, протянул сыну новенький, выкованный вчера меч. – Станешь настоящим воином.
Но отец так и не успел выучить своего сына, владению мечём и поэтому, Артикус носил этот, сейчас для него совершенно бесполезный, кусок железа как украшение, но не более.
За спиной мальчишки послышался смех. Так могла смеяться только девочка лет семи-восьми.
- Эй! – Крикнул он оборачиваясь. Но когда он развернулся, то он никого не увидел. Только лишь чуть примятая трава у самой воды.
- Кто здесь?! – В страхе воскликнул мальчишка. Но ответом ему была все та же мертвецкая тишина. – Выходи, или пожалеешь! – Прокричал Артикус, всеми силами пытаясь не дать голосу сорваться на визг.
Он в страхе выхватил меч и, теперь с ужасом оглядывался по сторонам. Сердце его колотилось с бешеной скоростью, а ладони уже покрылись потом.
- Мама… - Донёсся до него еле слышный шёпот. И когда он обернулся, то увидел, что прямо перед, ним стоит девочка, лет восьми. У неё была неестественно бледная кожа, а цвет её длинных волос, было почти не различить, из-за болотного ила… Она была одета в какие-то лохмотья, с которых стекала вода, а глаза девочки… Когда Артикус посмотрел ей в глаза, он отшатнулся назад. У неё были глаза мертвеца!
- Где мама?.. – Прошептала девочка, посмотрев на пятящегося мальчишку.
И в следующий миг, она словно дикий зверь прыгнула на него. Но Артикус не растерялся. Он, каким то чудом успел, рубануть мечём наотмашь, хотя больше это было похоже на то, что он просто отмахнулся, мёчём словно палкой. И в этот миг девочка упала на землю… И только тогда мальчик увидел, что на земле лежит не восьмилетняя девчушка, а скелет в лохмотьях.
В одной руке Артикус сжимал свой меч, а во второй оберег, что дала ему мать. Теперь то он понимал с кем, он встретился. Это была та самая нежить! Навь!
Медленно не отрывая взгляда от скелета, стал он пятиться назад… Но если бы он обернулся, то увидел, что за его спиной стоит всё та же девочка…
Мальчишка не понял, откуда по его телу разлилась такая невыносимая боль. Но когда он посмотрел вниз, то увидел что из груди его, вырывается окровавленная рука скелета…

8

Артас
мур ОО одно из  моих любимых ОО

9

Калия Менетил
Какой из них? =)))

10

Артас
Все хороши))) Но предпоследний особенно сильный как мне кажется)

Отредактировано Калия Менетил (2008-05-18 02:41:29)

11

Начало первого дня Круга Тишины.
Сегодня тот день, когда Владыки перестают говорить со своими жалкими слугами, недостойными даже в своих нечестивых мыслях видеть то величие, что олицетворяют собой Рэн-хара.
Во время Круга Тишины, Рэн-хара перестают доносить до своих недостойных слуг, Амал-аш, свою волю и тогда демоны должны приносить самые великие жертвы, дабы вернуть себе благосклонность и прощение Владык.
Но если же жрецы по окончанию Круга Тишины так и не могут услышать глас Рэн-хара, то тогда недостойный жрец должен быть ввергнут в изначальное пламя и предстать пред взорами Рэн.
Тогда он либо получит прощение и новую жизнь, или же он будет проклят и, вечно будет жить среди своих собратьев, став одним из Кхаш.
Нет для Амал-аш наказания страшнее, чем вечное проклятие Кхаш. Будучи величайшими, из великих, они теряют все. Могущество, почтение, возможность слышать Рэн-хара, все это покинет недостойного.
Быть жалким рабом у тех, кого они почитали за скот не достойный слышать их речи…
Жрец содрогнулся от страха от одной мысли об этом. Нет… Он никогда не прогневит своих повелителей и никогда они не отвернуться от своего преданного слуги.
Служитель пламени опустился на колени пред алтарём и начал тихо возносить молитву своим Владыкам, которые разгневались на своих жалких слуг и отвернулись от них, наказав недостойных своим молчанием.
Он не громко шептал слова молитвы, в которой он возвеличивал Рэн-хара, превозносил их мудрость и могущество…
- Повелитель… - Вдруг донёсся до жреца писклявый голос.
Слова молитвы затихли… Посох выпал из руки жреца, а сердце его сжалось в ужасе и отчаянье.
Жалкий раб! Он осквернил храм своим присутствием во время Круга Тишины!
Очень медленно жрец поднялся на колени и развернулся к Кхаш осмелившемуся вступить в храм Хара.
Рэн проклянут его… Они проклянут весь город!
- Ничтожный! – В ярости взревел жрец. – Как ты осмелился, вступить в храм?!
В несколько мгновений он подошёл к бедному Кхаш, что вжался в стену от ужаса, и вырвал сердце этого раба…
Все потеряно.
Окровавленное сердце этой ничтожной твари все ещё бьётся в его руке… Но жрецу более не было дела ни до чего. Храм был осквернён.


Вы здесь » Азерот » Сокровищница Азерота » А воть маи коробяки ^^


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC